Звеньевой
27.10.2016 Без рубрики комментарии (0) просмотры 569
%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%b5%d0%b2%d0%be%d0%b9-1В Сибири много нефти, Кузбасс известен залежами угля, Якутия — алмазами... Единственное, чем может похвастаться Гдовский район — рыба. Именно она спасала скобарей в голодные годы и во время многочисленных войн. Целые династии жителей прибрежных деревень не знали и не знают в жизни другого занятия, кроме рыбалки. Хотя, это, конечно, преувеличение. Виталий Вячеславович Гаврилов, с которым я встретился в Самолве, и дом построить может, и дерево посадить, а сын, которого они с Еленой Васильевной вырастили, сейчас участвует в реставрации Малого художественного театра в Москве. Есть чем гордиться. — Я родился неподалёку, в маленькой деревеньке, — рассказывал он. — Это было в те времена, когда электричество ещё не везде было. Можно сказать, рос при свечах. Дед без вести пропал в Великую Отечественную войну. Знаем только, что где-то под Ленинградом. Отец, как только переехали в Самолву, стал ходить в озеро. Ну и я вместе с ним. Наша лодка, деревянная, теперь около нового музея экспонатом стоит. Сейчас все на железных ходят. Мать Виталия Вячеславовича тоже всю жизнь работала в колхозе. Да и он, когда вернулся в 1986 году из армии, начинал трактористом. Но не зря служил на флоте, чем до сих пор гордится. Чёрное море, плавучая ракетная база, загранпоход... Всё это он и по сей день с удовольствием вспоминает.%d0%b7%d0%b2%d0%b5%d0%bd%d1%8c%d0%b5%d0%b2%d0%be%d0%b9-2 Качка ему была нипочём, да и рыбацкий промысел с детства знаком. Отец — Вячеслав Сергеевич Гаврилов, двадцать лет звеньевым в бригаде был. — Раньше намного больше ловили, — вспоминал Виталий Вячеславович. — В нашу лодку до полутора тонн рыбы загрузить можно было, а то и по два раза в день в озеро выходили. Судаки по пятнадцать килограммов попадались. Снетка ловили по двенадцать тонн в день! Сейчас, если день удачный, килограммов триста-четыреста вылавливаем, не больше. В этот день он тоже только что из озера вернулся. Целую неделю ветер не пускал, надо было снасти проверить. Помылся, побрился и уже был готов ехать в Гдов по делам. Деревенская жизнь, как говорится, простоев не терпит. Когда выход в озеро запрещён, тоже работа найдётся. То баню кому срубить, то вот новый музей поставили, к чему Виталий Вячеславович тоже безучастным не остался. Край-то порубежный, местные жители всегда на страже границ Руси стояли. От Самолвы до места Ледового побоища пешком дойти можно. Так что, не рыбой единой жив прибрежный край. — Ещё недавно в деревне семьдесят шесть коров было, — уже в машине продолжал мой собеседник. — Сейчас только две осталось. А ряпушку по первым заморозкам возами вывозили. Буранов-то не было. С ними, конечно, легче, но зимы не те стали. Только заколы поставишь, лёд таять начинает. У нас и рыба, в основном, проходная. Поэтому в прошлом году за тридцать километров ходили. Ну да ничего, всё равно другой работы в Самолве теперь нет. Сейчас Виталий Вячеславович звеньевой, как и его отец. В озеро ходят втроём, на «Прогрессе». Если работать на совесть, на жизнь хватает. Сына выучили, дочь замуж выдали, дом новый построили. Но труд рыбака нелёгок. С возрастом сказываются и обмороженные ещё в молодости руки, и многое другое. Когда-то ведь у родителей и хозяйство немалое было. Теперь только куры на дворе кудахчут. Трудно сейчас жить в русской деревне. Трудиться приходится, не покладая рук. Да и когда по-другому было? Зато и люди здесь настоящие. Неважно, землепашцы или рыбаки. Желаем самолвовским добытчикам богатых уловов и семи футов под килем. Андрей Теддер
Комментарии к статье Звеньевой

    Добавить комментарий

^ Наверх