Деревенская быль
31.12.2015 Без рубрики комментарии (0) просмотры 643

14515597217В 1941 году в деревне Подборовье, что в Спицинской волости, жила 15-летняя Люба Климова.

Несмотря на молодость, она уже многое повидала. Репрессировали родителей её мамы. Как же, богаты были: две коровы да два коня в хозяйстве. Отправили не в лагерь, а в «южные края». Но Таджикистан тех лет был далеко не курортом.

Знаю, что старики, кого туда выслали, все умерли. А молодые обжились и остались там на всю жизнь, — вспоминала Любовь Александровна, когда корреспондент «ГЗ» заглянул к ней в гости, как к самой старшей жительнице древней рыбацкой деревни Подборовье на краю волости, у залива.

Первое упоминание Островцов в Псковской летописи относится к 1463 году. Наверняка, тогда уже и Подборовье существовало. Если мы сейчас, как ни стараемся, всю рыбу из озера выловить не можем, тогда её, как говорят в народе, лаптем из воды черпать можно было. Рыбаки просто не могли пропустить такое благодатное место. Деревень с подобным названием на Гдовщине много: Заборовье, Боровня, Заборовка. Да и Подборовье не одно. Селились люди за или под сосновым бором, так свою деревеньку и называли. Но вернёмся к разговору с Любовью Александровной. Я ведь здесь и родилась, — рассказывала она. — В этом самом доме. Нас четверо было. Старший брат на войне погиб. Мы долго не знали, где его могилка. Пришёл документ, что пропал без вести. Так бы и не узнали ничего, но крестник был в Перми и случайно увидел на памятнике знакомую фамилию. Оказалось, так и есть: умер мой братик в пермском госпитале. А мы всё это время здесь, «под немцами» были. Ты вот, сынок, спрашивал, как я узнала, что фашисты напали. Да очень просто. Папа из конторы пришёл: «Война!» — кричит. Он у меня председателем колхоза был. А потом партизанским отрядом командовал. Немцы, по её словам, в Подборовье наведывались редко. Хозяйничали больше эстонцы да «белорукавники». Так называли полицаев, которые из «своих» были. Их семья, как и многие в те годы, жила в лесу. Забегут в деревню, наберут листьев капустных, картофельных очисток и обратно. Ну и рыба выручала, конечно. О послевоенных годах Любовь Александровна рассказывала скупо. Работа, отдых, снова работа. Что ж тут интересного. Главное — выжили, оставив позади самое страшное. Как Гдов освободили, меня в Лугу направили. Мужиков не хватало, так что пришлось мужскую работу выполнять — в милиции служить. А когда оттуда ушла, уехали с мужем в Воронеж. Работала на фабрике. Всю страну по путёвкам объездила. Крым, Северный Кавказ, где только не была. Заслужила, ведь сорок пять лет стажа! Ну, а к старости обратно, на родные берега подалась. Дом-то наш цел остался. Вот такая история. Обычная для нашей страны. Но для каждого она своя — история длиною в жизнь.

Андрей Теддер

На фото: Любовь Александровна Долгих с внуком Сашей.

Комментарии к статье Деревенская быль

    Добавить комментарий

^ Наверх