Перемены сделают регион эффективнее
31.10.2014 Народ и власть комментарии (0) просмотры 1224

301006Открытый разговор Губернатора Псковской области Андрея Турчака с представителями региональных СМИ состоялся 24 октября 2014 года в студии ГТРК «Псков». Глава области рассказал им о том, как Псковщина будет жить в 2015 году с учётом последних тенденций в мировой и российской экономиках. А также перечислил меры, которые региональные власти намерены предпринять для того, чтобы кризисные явления не сказались на жителях области и перспективах её развития.

Для того, чтобы преодолеть трудности, необходима консолидация всех жителей области, их готовность принять и поддержать решения администрации региона. Пусть даже не самые популярные. Поэтому сегодня «Гдовская заря» для своего читателя подготовила практически стенографический материал этой серьёзной беседы.

Дорогие друзья, я хочу, с учётом того, что каждый из вас представляет очень широкую аудиторию зрителей и читателей, посвятить сегодняшнее общение тому, чтобы вы сами для себя как руководители, как главные редакторы поняли и прониклись, в какой ситуации находимся мы, в какой ситуации находится наша страна. Поскольку вы являетесь рупором, чтобы вы сами, в первую очередь, осознавали и делали дальше в проведении своей редакционной политики какие-то поправки на ту информацию, которую я сегодня постараюсь до вас донести.

Мы три недели назад получили контрольные цифры от Министерства финансов. Эти цифры нас не обрадовали. Мы получили индикатор — на 26% снижение расходов по государственным программам, обязательно 10%  — снижение по государственным заданиям и обязательное 5%-е сокращение расходов на административно-управленческий аппарат. Не только на уровне области, но и на уровне наших муниципалитетов.

Ситуация внешняя оказывает на это существенное влияние. Все о ней не просто читают где-то, а находятся внутри этой ситуации и погружены в неё. И это цена на нефть, которая последние полтора месяца обвалилась практически на 20 долларов за баррель. Сегодня курс её в границах 84-86 долларов, когда наш федеральный бюджет верстался из расчёта 96 долларов, и рост курса валют. Поэтому ситуация действительно тяжёлая.

Все это накладывается ещё и на санкции, которые были введены, и другого рода ограничения в части привлечения финансирования для наших системных, опорных банков. Эта затяжная ситуация может продлиться по разным оценкам и год, может продлиться и два. Поэтому мы как люди ответственные должны готовиться к самому худшему. Это не значит, что оно случится, но мы должны быть готовы ко всему.

Поэтому, может быть, часть мер, которые мы будем реализовывать, надо было применять раньше. Но мы, как всегда, долго запрягаем, зато очень быстро едем. Момент настал, чтобы мобилизоваться, привести себя в форму. Мы с главами обсуждали, что на самом деле многие процессы, которые сейчас происходят, и те действия, которые мы будем реализовывать, давно назрели. Сами главы районов и волостные главы понимают это. Вот такую цифру приведу: у нас 750 волостных чиновников-администраторов, и главы волостей, и депутаты сельских поселений — они администрируют по году 120-150 млн. рублей. Понимаете, что это ничтожная цифра для такого большого количества руководителей. Система расселения у нас с вами не поменялась, она отличается от наших соседей. Плотность населения низкая, поэтому сейчас даже, когда мы смотрим по укрупнению волостей, исходя из исторических особенностей, рассматривая транспортные особенности, доступность, мы должны исходить ещё и из количества населения. Когда у нас на одно сельское поселение 360 человек — мы просто не унесём такую команду управленцев. У нас минимальные расходы на содержание одного сельского поселения — 800 тыс. рублей в год, есть и по 1 млн. 200 тыс.

«Мы верстаем прогноз по самому негативному сценарию»

Получается, вы были готовы к проведению этих системных реформ в независимости от того, какие параметры бюджета будут?

Через административную реформу — да, безусловно. В части админреформы мы к этому готовились, и знаете, что в большом количестве наших районов подобные укрупнения проходили и раньше. Процесс происходит по-разному. Вопрос в большей степени зависит от общения с людьми. Чтобы это не была реформа, которая по сухому готовится: посчитали — здесь должна быть тысяча населения, здесь должно быть полторы, дорога есть и всё. Вопрос обсуждения.

Мы хотим, чтобы эта реформа была проведена в такие сроки, чтобы 13 сентября 2015 года в Единый день голосования уже во вновь образованных волостях провести выборы. Мы пока не говорим про районы. Я сделал инъекцию. И я, естественно, прошу, чтобы и вы эту инъекцию сделали, чтобы эта тема начала обсуждаться. Мы обсуждаем с главами окончание финансового года, как мы проживаем ноябрь, декабрь. Зарплата — безусловный приоритет, приоритет  также расчёт с поставщиками, прохождение зимы. Следующий вопрос — это реорганизация сети социальной — это и здравоохранение, и образование, и сфера соцзащиты. И, обязательно, Народная программа в сухом остатке. Это наложение мероприятий на бюджетные возможности области, районов и поселений. И, безусловно, это вопрос администрирования. Админреформы волостного уровня.

Это перспектива 2016-17 годов?

Это очень тяжёлый с точки зрения юридической и длительный процесс. С точки зрения тех возможностей, которые федеральное законодательство предоставляет, в принципе, если мы не меняем границы, то мы могли бы и здесь успеть к Единому дню голосования. Но здесь так нельзя. Даже в общении с Главами видим. У нас, например, на защите были Пушкиногорский и Новоржевский районы. Представьте себе реакцию Пушкиногорского, а потом Новоржевского районов хотя бы на потенциальное предложение объединиться. Всегда в исторических границах дореволюционных в Псковской губернии существовал Новоржевский уезд. Пушкиногорского уезда никогда не было — частично относился к Опочецкому, частично к Новоржевскому, но «Пушкин — наше  всё». И как при объединении потерять район? Даже вопрос бренда. И первый вопрос, который возникает, где будет столица? Как мы будем называться? И так далее. Это у глав вопросы, а у граждан будет вопросов больше.

Каким образом будут учитываться волеизъявления граждан?

Законом предусмотрены публичные слушания, но мы вправе устанавливать дополнительные какие-то рубежи. В данном случае дополнительным рубежом обязательно будет референдум.

Ну, вы же понимаете, что у нас публичные слушания — в 90% это профанация?

Я с вами не согласен. Публичные слушания — это процедура, на публичных слушаниях есть возможность высказаться, но публичные слушания носят рекомендательный характер.

Сергей Иванов нам вчера рассказал, что экономика в нашей стране усилилась.

Да, она окрепла. Поэтому мы адекватно сможем ответить на вызовы, которые нам даны. Мы были в Минфине после того, как нам контрольные цифры сбросили, полторы недели мы готовились и приехали на защиту.

Могут цифры ещё уменьшиться?

Всё зависит от того, как будет ситуация развиваться.

Какие-то прогнозы уже верстаются с развитием кризиса?

Мы верстаем один прогноз — по самому негативному сценарию. Мы приняли решение — никаких средних. Тот комплекс мероприятий, о которых мы говорим, уже у себя внутри позволил найти 1 млрд. 900 тыс. Все программы режутся на 26%. Мы не можем себе позволить резать те программы, по которым обязательства были приняты в более ранний период, по которым уже идут работы. Это и газификация, проектирование новых объектов, часть объектов соцсферы, сферы здравоохранения, тот же онкологический центр, перинатальный центр. Это защищённые статьи бюджета, которые ни при каком раскладе не будут вырезаться. Есть зазоры, есть какие-то новые проекты, которые планировалось реализовывать в рамках той бюджетной трёхлетки, которые просто отложены теперь на более поздний период. Причём, мы сейчас с вами говорим о бюджете 2015-2017 г.г., теперь спланируем горизонт до 2024 года.

«У нас не должно быть пострадавших»

Найденный 1,9 млрд. рублей не повод для «разбора полетов» в Администрации?

Нет, не повод. Это — болезненные шаги, болезненные не столько для населения, сколько для администраторов той или иной отрасли. Начнём говорить конкретнее.

Сфера соцзащиты. У нас, с точки зрения администрирования, — это одна из лучших отраслей. Там, где Мнацаканян, — там порядок. Но вместе с тем, каким аппаратом достигается эта устойчивость — большой вопрос. У нас в каждом муниципальном образовании своё управление — 26. Поэтому было принято решение, что остаётся 2 — одно территориальное управление располагается в городе Пскове и обслуживает северную часть нашего региона, и одно теруправление располагается в Великих Луках — обслуживает южную часть. Служба опеки остаётся в каждом районе. Но это отделение, как правило, это один человек на район, который замыкается либо на северное теруправление, либо на южное. Соответственно услуга по опеке, контролю за попечителями сохраняется на территории каждого муниципального образования. Всё остальное замыкается в Центре социального обслуживания. ЦСО становится юридическим лицом, которое замыкает все социальные учреждения на территории данного муниципального  образования. Сокращаются директора этих учреждений, получается объединённая бухгалтерия и т.д.

Две стороны у этой медали. С одной стороны — это сокращение расходов, с другой — сокращаются не услуги, сокращаются не сами учреждения, которые оказывают услуги, а сокращаются в данном случае юрлица. То есть, с точки зрения доступности, с точки зрения окошка, куда приходить, это всё будет единое целое — они все будут размещаться в районных администрациях. Если раньше теруправление могло в районе занимать какое-то отдельное здание, арендовать отдельные помещения, то теперь они все переезжают в районную администрацию — службы опеки будут находиться там.

Подведомственные учреждения, которые подпадают юридически под шапку социального обслуживания, они все остаются на местах — никто не закрывает дома престарелых, никто не закрывает интернаты, коррекционные школы. Вопрос сейчас именно административной реформы.

Но там тоже люди работают!

Безусловно! И здесь начинается работа Государственного комитета по труду и занятости. Председатель комитета Сергей Аржаников в ежедневном режиме с Верой Васильевной выстраивает систему работы. У нас не должно быть пострадавших, мы будем стараться трудоустроить каждого.

Не приведёт ли это к появлению новых ставок в других бюджетных учреждениях?

Мы за этим, естественно, будем следить.

«Деньги не являются определяющим фактором»

Модернизация коснётся всех направлений без исключения? Есть ли какой-то порог, к примеру, определённая сумма, когда вы смотрите, считаете и понимаете, что данный сектор дешевле оставить как есть?

По всем, конечно. Деньги в данном случае не являются определяющим фактором. Определяющим фактором является качество. Если мы понимаем, что после этого порога начинает страдать услуга, естественно, это — край. Например, из 118 учреждений, которые есть под шапкой Управления соцзащиты, останется порядка 70. Вот уровень реорганизации в сфере соцзащиты. Услуга, которая оказывается по опеке, по службе социальных участков, сохраняется, поэтому социальные работники не освобождаются. Конечно, это большое количество людей, если судить в целом по области: директора и главные бухгалтера — это квалифицированные специалисты, которые отдали годы своей жизни социальной сфере, поэтому здесь очень трезвый подход.

Возьмём в качестве примера здравоохранение — в целом оно сложилось. Приведу пример: в развитых европейских странах есть два уровня оказания медицинской помощи: первичный и специализированный. Из них 30% медпомощи оказывают узкоспециализированные специалисты, а 70% — это первичная помощь: осмотрел, назначил лечение, выдал рецепт. У нас ситуация ровно наоборот: 30% — первичное обслуживание и 70% — врачебное. По сути, у нас каждый врач работает диспетчером. Медицинская услуга не оказывается, оказывается услуга по маршрутизации. Дальше пациент приехал в ЦРБ на медицинском автобусе или ещё как-то добрался. Там, к сожалению, та же ситуация. Какая-то часть услуг оказывается, но дальше опять идёт направление в областную больницу. Таким образом, у нас 30% медуслуг оказывается «на земле», а остальные — в специализированных центрах. Поэтому, с точки зрения реорганизации и дальнейшей модернизации системы здравоохранения, на этом будет делаться акцент. Это и ФАПы, и выезды на территории специализированных врачебных бригад как из областного центра, так и из межрайонных центров с оказанием первичной медицинской услуги, которая в последние годы пользуется наибольшим спросом и, как мы слышим, вызывает позитивную оценку населения. Это позволит, в том числе, перераспределить финансовые средства, потому что всё равно врач первичного звена получает за пациента денежные средства. Не важно, оказал ли врач помощь или просто провёл приём гражданина и выписал ему направление в центральную районную или областную больницу. Это первая составляющая.

Вторая — это сложившиеся отношения между лечебными учреждениями. Есть предложение по созданию медицинских округов. Оно сейчас активно обсуждается в рабочей группе, которые мы создали по каждому направлению.

Это что-то новое...

В Новгородской области эта система работает уже 2 года. С этим опытом можно ознакомиться, получить срез плюсов и минусов в этой ситуации и в журналистской среде. Они, конечно, революционные — у них все лечебные учреждения не имеют статуса юридического лица. Они все являются структурными подразделениями Новгородской областной больницы. Просчитать последствия такого администрирования сложно, и два года — это не показательно. Мы считаем, что такое администрирование можно проводить в результате каких-то уже сложившихся связей, и в данном случае — медицинских округов. Когда одна центральная районная больница остаётся юридическим лицом, а вторая — соседняя или две соседних становятся структурными подразделениями. То есть, в каждой свой медперсонал, но главный врач —ответственный по закупкам, бухгалтерия — они все объединяются. Вопрос реорганизации 2014-2015 годов в сфере здравоохранения региона не касается реорганизации количества коек, дневного персонала, амбулаторно-поликлинического звена, то есть, всё остаётся на том же месте и в том же объёме, в котором это было. Наша задача, чтобы население на себе этого не почувствовало. Появится другая ситуация. Вы помните, у нас при реорганизации, когда мы создавали межрайонные медицинские центры, часть услуг начинала оказываться вот в этих центрах, и граждане вынуждены были идти за этой медуслугой в этот базовый медицинский центр. Сейчас ситуация будет меняться. Мы этот опыт опробовали в 2013-2014 годах, когда  специализированные медицинские бригады выезжали на территории. Здесь будет та же ситуация. У нас существует практика, просто пока она юридически не оформлена, когда врач, отработав полдня в одном районе, во второй половине дня едет в амбулаторию и ведёт приём в другом районе. Здесь всё будет чётко регламентировано, и эта услуга, именно по узким специалистам, будет оказываться непосредственно на месте в том медицинском учреждении, где живёт гражданин.

Давайте разберёмся в уровнях. Округа будут созданы вокруг межрайонных медицинских центров или это будет отдельная какая-то позиция? Условно говоря, пойдём снизу-вверх: отделение в районе, потом некая окружная больница, потом межрайонный центр, потом уже область.

В данной ситуации уровни не меняются. Есть лечебно-профилактические учреждения на уровне муниципалитетов и есть областные специализированные медицинские центры. Есть ещё сетка учреждений дорожной травмы, но они тоже являются структурными подразделениями. В городах ситуация несколько иная. В Великих Луках проще, потому что лечебных учреждений меньше, но они тоже будут собираться в одно юридическое лицо. Единственная специализация, которая есть, — взрослые и дети. Они объединяться не будут. В Пскове произойдёт объединение поликлиник и двух больниц: Псковской городской и Псковской городской больницы №2, так называемая «двойка». Она станет инфекционным отделением городской больницы. В этой ситуации я работаю в сокращённой больнице, у меня нет завхоза, и закончится тем, что мне будет не получить стекло или дверь, или, наконец, туалетную бумагу… Значит, будет другой завхоз, если этот не справляется с работой. Вопрос персоналий очень важный. Независимо от размеров, материальной технической оснащённости наших учреждений у нас есть разные ситуации. Есть в маленькой больнице прекрасный управленец и прекрасный врач, и есть в крупном медицинском центре главный врач, которому ещё надо подтянуться до этого уровня. Эти вопросы мы, естественно, будем обсуждать в первую очередь с Главами районов и, по сути, им и Госкомитету по здравоохранению и фармации придётся решать эту проблему. Опять же, ещё раз повторю, в том ЛПУ, которое не получает статуса окружного, функции остаются те же.

Что изменится для пациентов?

Наша задача, чтобы качество предоставляемых услуг только улучшалось. Ещё раз повторю: не пациент добирается до услуги, а услуга приезжает к пациенту. Это и мобильный ФАП, и офисы врачей общей практики, на базе которых работает выездная бригада. Такого профиля специалисты нам нужны.

У нас много в районах ФАПов?

Мы укомплектовали практически половину муниципальных образований, и в следующем году ещё приедут 12 мобильных ФАПов.

В последнее время ФАПы то там, то тут закрывались?

Что касается закрытых ФАПов — это исключительно проблема кадрового дефицита.

«Независимо от количества учащихся школа должна остаться»

Давайте про образование поговорим.

Сфера образования волнует всех, и исторически это больная тема для региона в силу тех процессов, которые в своё время происходили здесь по разным причинам — субъективным, объективным. В условиях реорганизации сферы образования мы руководствуемся неизменным — независимо от количества учащихся школа должна остаться. Если вы проследите динамику, то увидите, что количество закрытых школ за 5 лет в регионе — минимально. Это были точечные решения, которые выверялись с Главами районов и родителями.

Вместе с тем у нас по-прежнему есть такие школы как Станковская в Дедовичах, где учится 6 детей и служит 10 работников, Назимуская школа в Кунье — 18 детей и 6 работников... Эти школы не закрываются, но мы понимаем, что в каждой из этих школ есть директора. Средняя заработная плата директора по малокомплектным школам, если убрать совместительство с преподаванием, составляет порядка 15 тыс. рублей. Если мы умножим эту сумму на 80 малокомплектных школ нашего региона, то это уже получается порядка 1,5 млн. рублей в месяц. Если перевести на год, эта сумма, приближающаяся к 20 млн. рублей. Перейдём к бухгалтерам: какие-то районы нас услышали и на их базе уже созданы объединённые бухгалтерии, какие-то районы посчитали, что эти меры можно отложить на более поздний период.

Подход к сфере образования будет следующим. К базовым школам, которые, как правило, располагаются в районных центрах, будут присоединяться школы, которые находятся на селе. Подчеркну в юридическом плане, не в фактическом, без перевода учащихся. Будет так называемая «филиализация».

Кроме того, мы уверены в том, что эту вертикаль нужно выстроить и на уровне дошкольного и дополнительного образования. Помимо этого, в следующем году у Министерства образования в приоритете поддержка как раз таких моделей школ и детских садов. Поэтому юридические лица детских садов также будут исключены. Они будут являться дошкольными отделениями средней образовательной школы. То же самое произойдёт и со сферой дополнительного образования.

У многих есть опасение, что реформы коснутся первичного звена, а что касается областных учреждений и раздутых штатов, в том числе в социальной сфере, — они продолжат своё существование.

Мы подходим к следующему блоку областных учреждений. У нас есть сфера культуры, в которой достаточно большое количество юридических лиц. Пока мы с вами общаемся, началась рабочая группа по культуре, в рамках которой обсуждаются предложения Администрации области по повышению эффективности расходования бюджетных средств со специалистами именно культурной сферы. 

У нас есть три музея — Псковский областной музей-заповедник, Изборский музей и Музей воинской славы в Острове. Мы считаем возможным их объединить. Главный вопрос здесь, безусловно, персоналий. Сфера культуры настолько трепетная и волнительная, что очень важно, кто возглавит этот процесс. Возьмём, к примеру, опыт Пушкиногорского музея-заповедника, где на весь музей один директор, а в каждой усадьбе свой хранитель. Понятно, что в нашем случае не такие расстояния, хотя Псков и Изборск достаточно близко расположены, и речь идёт не о хранителях. Директора музеев останутся на местах, но они будут подразделениями одного структурного объединения.

Библиотеки. У нас есть Псковская областная научная библиотека, детская Каверинская и библиотека для студентов. Мы считаем возможным, чтобы в составе этих библиотек появилась центральная областная библиотека, где будет один директор и общие фонды.

Что будет с муниципальными библиотеками? К ним такая система не применима.

По муниципальной сети этот процесс идёт естественным образом, библиотеки объединяются в досуговые центры. Глава  волости сам решает — в ДК он её разместит или в каком-то другом месте. Естественно, существующая сеть не будет изменена.

Есть ещё одна немало интересная и волнующая всех тема театрально-концертного объединения: у нас есть драмтеатр, Центр народного творчества, театр кукол и областная филармония. Мы считаем возможным объединить все эти учреждения в одно театрально-концертное объединение Псковской области, где будет один менеджер, один руководитель, централизованная бухгалтерия, где будет проводиться централизованная билетная кампания, закупки. Творческая часть останется в каждом учреждении. Директор у них будет один.

«Ни одно мероприятие из Народной программы не исключается»

Народная программа — это помощь людям. Та вещь, которая работала на практике.

Да, безусловно. У нас есть 3 уровня Народной программы: региональный, муниципальный и районный, волостной. И сейчас мы доформировываем Народную программу с учётом новых бюджетных реалий. Созданы рабочие группы, куда вошли представители сред, общественности, депутаты и областные чиновники. И в рамках общественного штаба, под эгидой этих экспертных групп, которые были сформированы в ходе избирательной кампании, каждое решение, каждое предложение будет выверяться. Мы считаем это нужным, но также считаем, что этого недостаточно. И для того, чтобы это имело широкую общественную оценку, мы с ноября едем в районы. Каждый день с середины ноября мы в районах, вместе со своей командой. Будем презентовать те меры, которые предлагаются в разрезе конкретного муниципального образования и по региональной, и по муниципальной сети.

Второй аспект, который мы будем поднимать на встрече, это презентация Народной программы в сухом остатке, то, что мы предлагаем в разрезе пятилетки и в разрезе следующего горизонта планирования до 2024 года. Это мы должны сделать до второй половины ноября. К концу ноября мы будем готовы вносить бюджет в областное Собрание.

Получается, что Народная программа будет являться некой основой регионального бюджета.

Естественно, мы это изначально планировали. В том числе и то, что госпрограммы, которые ранее были приняты в области, будут корректироваться, исходя из предложений  и наказов граждан. Ни одно мероприятие из Народной программы не исключается, просто часть из них будет перенесена на более поздний срок.

Андрей Анатольевич, административная реформа будет происходить параллельно  либо как-то поэтапно?

Это будет проводиться параллельно с учётом законодательных ограничений. По закону мы обязаны выдать уведомления о реорганизации в двухмесячный период. В образовании мы запускаем этот процесс, но понимаем, что в рамках учебного года никаких изменений быть не может, поэтому мы готовимся. В летние каникулы это всё проведём, а с 1 сентября учреждения образования начнут работу в новом качестве. По здравоохранению это будет чуть раньше. По сфере соцзащиты — совсем быстро.

Многим бросилось в глаза несоответствие двух цифр — 26% секвестра по госпрограммам и 5% — по госаппарату. Почему не наоборот?

С точки зрения кадровой обеспеченности все обсуждают очень активно дефицит врачебных кадров. Но у нас дефицит и управленческих кадров. У нас многие отраслевые органы не сформированы. Вот это количество, которое попадает в статистику, это — незанятые вакансии. То есть, в первую очередь будут резаться вакансии, и дальше будем искать скрытые резервы через объединение хотя бы близких, дублирующих между собой объединений. Это касается и блока Аппарата Администрации, потому что там надо наводить порядок, и блока отраслевых органов власти. Поэтому те решения, которые были озвучены на последнем заседании Администрации, они будут ещё продолжаться.

26% — это не одним махом. Какие-то программы полностью закончены, какие секвестированы на 50%, какие-то меньше, но в среднем по цифрам Минфина мы должны выйти на 26%. Сокращение госпрограмм также обсуждается на наших рабочих группах. В блоке социальных законов и социальных выплат тоже будут изменения. По каким-то выплатам, которые дублируют, например, федеральные льготы, мы будем категорировать получателей и выводить ту категорию, которая действительно нуждается в помощи. Будем брать совокупный доход семьи, который будет рассчитываться не исходя из прожиточного минимума, а рассчитываться экспертным путём, чтобы мы понимали, попадает семья под категорию нуждающихся в конкретных мерах соцподдержки или нет. По каким-то категориям мы будем вынуждены вводить мораторий. Мы их не отменяем, но честно признаемся, что на три года мы не можем их обеспечить.

Что будет  с сельскими ДК?

Программа полностью сохраняется. И по 15, и 16, и по 17 годам эти цифры защищены.

Вы сказали, что меры проявят себя не в следующем году, а в 2016-м. Но можно сейчас спрогнозировать какой-то результат?

Весь спектр мер, которые я назвал, дают региону 1,9 млрд. рублей экономии. Эта сумма большая, но недостаточная. Нам нужно ещё найти 2 млрд. рублей.

Что будет в части исполнения Указов Президента РФ о заработной плате бюджетников?

Заработная плата защищена и пока никаких изменений не будет на федеральном уровне, мы будем работать по принятым «дорожным картам».

Андрей Анатольевич, думали ли Вы о пополнении бюджета за счёт других источников. Например, за счёт штрафов.

Безусловно, это вопрос более жёсткого и администрирования налоговых органов, потому что мы прекрасно понимаем, что объём серых зарплат в регионе находится на достаточно высоком уровне. Мы провели с нашей налоговой инспекцией несколько совещаний, сейчас в каждом районе будут созданы межведомственные штабы, которые будут заниматься ежедневной работой с работодателями в части выведения зарплат из чёрных и серых схем. Но и граждане должны понимать, что, получая зарплату в конвертах, они не обеспечивают себе никакого пенсионного будущего. Здесь нужно и средствам массовой информации вести разъяснительную работу, что «зарплата в конвертах» — это плохо.

Андрей Анатольевич, звучала цифра 7,5 млрд. рублей долгов бюджета Псковской области. Это тоже, наверное, резерв?

Это резерв, но надо понимать, что часть этой суммы — долги предприятий-банкротов. Это касается долгов по заработной плате, долгов по выплатам в социальные фонды. Есть безнадёжные задолженности, а есть долги, с которыми можно работать, как, например, в ситуации с птицефабрикой «Псковская». Поэтому часть этой суммы, безусловно, в бюджет придёт. Мы говорим о том, что мы нашли 1,9 млрд. рублей собственных резервов, но в то же время по 2015 году у нас платёж на неработающее население составит 950 млн. рублей. И хотим мы этого или не хотим, мы эту сумму как защищенную статью должны выполнять. В то же время у нас выпадающие доходы по акцизам. Акцизы администрируются в Смоленске. Мы схему расщепления не видим, видим только сухой остаток — по году область недополучит 770 млн. рублей. Ситуация такая не только у нас. Минфин компенсирует эти выпадающие доходы, но этого недостаточно. Поэтому мы понимаем, что дорожный фонд Псковской области по этому году недосчитается 770 млн. рублей. Это, безусловно, скажется на новых объектах дорожного ремонта. В этой ситуации строительство второй очереди объездной дороги вокруг Пскова под большим вопросом. Содержание региональных и муниципальных дорог — защищённая бюджетная статья.

«Из любых трудностей надо выходить мобилизованным»

Вернёмся к скрытым резервам. Есть меры поддержки инвесторов. Понятно, что это расчёт на будущее,  на рабочие места, на зарплаты. Но, тем не менее, можно представить ситуацию и задуматься, что от этих мер поддержки придётся отказаться.

В комплексе мер по поиску дополнительных источников дохода мы будем вынуждены отменять некоторые льготы. Но это будет касаться в первую очередь тех проектов, которые уже реализованы, вышли на какую-то норму рентабельности, но это не будет касаться инвесторов, которые приходят сейчас. По ОЭЗ «Моглино» мы просто не вправе этого делать, потому как есть постановление Правительства РФ. А что касается других проектов… Например, по торговым сетям мы готовим решение об отмене льгот для предприятий торговли с площадью торговых залов 2 тыс. кв. метров и больше. Понятно, кто это. Это — наши сетевики. Мы считаем, что в этой ситуации льготы могут быть отменены, и они будут отменены.

А райпотребкооперация?

У них нет таких торговых залов.

Понятно. Но они имеют свою традиционную льготу…

Да, но она есть и у других. А кто будет работать на сельских территориях? Частник? Придёт ли он туда — большой вопрос. Это — системообразующее предприятие, которое нужно поддерживать.

Что с бюджетным долгом Псковской области?

Общий долг наш не должен измениться. Мы не планируем новых заимствований за исключением бюджетных кредитов. И в этой части Минфин обещал нам поддержку. Мы уже погасили по этому году порядка 1,7 миллиарда рублей, следующая выплата будет сделана до конца ноября. Только по этому году мы погасим больше 2 млрд. рублей.

Какие позитивные стороны в целом ряде сокращений Вы видите?

Самое главное, это — сохранение всех социальных обязательств, сохранение услуги как таковой и возможность для дальнейшего развития региона.

Андрей Анатольевич, времена предстоят непростые. Есть ли лучик надежды?

Конечно, есть. Из любых трудностей надо выходить мобилизованным, начищенным, более подготовленными.

Спасибо!

Комментарии к статье Перемены сделают регион эффективнее

    Добавить комментарий

^ Наверх