О чём жужжат пчёлы
27.02.2014 Без рубрики комментарии (0) просмотры 1095

Более полувека назад мои родители — ленинградцы Станислав Антонович и Валентина Ниловна стали приезжать летом на Чудское озеро. Никакой дачи у молодой семьи не было, жили как все, от получки до получки, родственников забрала война и ленинградская блокада, надеяться на чью-то помощь не приходилось. Отец всегда был против садоводческих товариществ, был предан семье и любым скоплениям людей предпочитал уединение. На косе, которая отделяет лахтинский залив от озера, у нас всегда было своё место. Да кроме нас в те времена никого на косе и не было. Был лишь горячий песок дюн, камыш, простор озера, дикие звери, рыба и белые грибы, которые росли прямо из-под палатки. Родители ставили палатку, откапывали из песка припрятанные с прошлого лета чугунные сковороды, котелки, вешали умывальник на дерево и… начиналась настоящая жизнь. Необычайный контраст между угрюмой Петроградской стороной, на которой мы все родились и выросли, и этим залитым ярким солнцем миром. Как передать эти ощущения? Не поверите — я помню себя с грудного возраста и очень многое из той жизни храню в своей памяти. Так и шли годы. Мы — три брата — Андрей, Антон и Артём рождались не торопясь, с разницей в семь и пять лет. С появлением младшего сына родительская палатка стала совсем тесной и ветхой. Вот тут судьба и подарила нашей семье главное счастье. Кузьмин Марк Устинович — местный житель, раскулаченный, сосланный и вернувшийся в Спицино спустя многие годы уже в роли дачника (он же — наш сосед по ленинградской квартире), человек с трагической во многом судьбой, которого мы до сих пор не перестаём вспоминать с огромной теплотой, — пришёл к нам с новостью о том, что на краю деревни Казурино продаётся маленький домик с соломенной крышей! Отец знал этот дом — как-то проходил мимо него и подумал: «Вот в таком доме я бы жил!» Дом стоил целых 200 рублей, и Марк Устинович одолжил родителям эти деньги, которые хранил «на чёрный день». Вот и вся история. Так сорок лет назад мы появились в лучшей на земле деревне. Бог дал нам этот кусочек земли с такими прекрасными соседями и вообще с таким замечательным народом вокруг, что жизнь здесь кажется полным счастьем. Очень горько, что теперь наше счастье нарушилось — отца не стало, упал наш богатырь, подкошенный острым инфарктом... Довольно много народа приезжает ко мне как к апитерапевту (апитерапия — лечение пчёлами, прим. автора) с желанием поправить своё здоровье, вылечиться от той или иной болезни. Иногда спрашивают — существует ли лекарство от смерти? Нет, друзья, такого лекарства нет. Речь всегда идёт только о двух вещах — о качестве жизни (то есть — о жизни без болезней) и о её продолжительности. Продукты пчеловодства безусловно выступают тут лучшими помощниками. Сколько книг написано и сколько клинических исследований посвящено лекарственным свойствам мёда, прополиса, пыльцы-обножки, перги, маточного молочка, восковой моли, пчелиного яда и т.д. Список показаний к применению каждого продукта пчеловодства поистине огромен. Огромна и польза, которую приносят эти продукты человеку. Продлить свою жизнь минимум на добрый десяток лет и прожить её не болея — эта задача при наличии качественных продуктов пчеловодства не так уж и сложна. Во все времена пчеловодов считали долгожителями — лекарственный воздух пасеки, пчелиные ужаления, регулярное употребление продуктов пчеловодства да и просто размеренный труд на свежем воздухе сохраняли здоровье пчеловода без медикаментозных средств. Ибо человек есть то, что он ест, и пища должна быть лекарством и лекарство должно быть пищей. Однако сегодня и пчеловодам живётся совсем не сладко и, может быть, даже недолго. Идеальная экология наших мест и заброшенные поля, которые за последние десятилетия превратились в полноценный, работающий с весны до осени нектароносный конвейер, позволяют расширять дело, заставляют пчеловода приобретать новые ульи и племенных маток, закупать в надежде на медосбор рамки и вощину, прочий инвентарь… Затраты оказываются немалыми, но как тут конкурировать с китайским «мёдом», который по цене один доллар за кг ввозится в Россию сотнями тысяч тонн ежегодно и продаётся на рынке под видом самых благородных медов? Этот пропитанный антибиотиком (аналог нашего левомицетина) китайский технический подсластитель реально разрушает наше пчеловодство и губит здоровье наших граждан. Прибавьте к этому глобальную эпидемию, которая в последние годы волнами проходится по пасекам всех материков. Миллионы ульев каждую осень остаются без пчёл. А ведь треть продуктов, которые мы потребляем, обязана своим появлением опылительной деятельности медоносной пчелы. Давайте сообща поддерживать пчеловодов, которые в таких непростых условиях ведут поистине рискованный бизнес. Давайте не будем забывать предсказание Эйнштейна, который говорил, что человечество проживёт лишь четыре года после гибели пчёл. Разнотравный мёд Северо-Запада, а особенно мёд Псковской области следует считать одним их самых высокосортных и самых полезных медов. Хочется посоветовать всем и каждому — найдите «своего» пчеловода, которому вы будете доверять, поддерживайте его благородное дело приобретением продуктов пчеловодства. За мёд и цена должна быть медовая — не экономьте на своём здоровье! Я сын врача и инженера-химика по определению должен был стать фармацевтом и такой диплом действительно хранится в моём архиве. У меня нет морального права выступать против лекарств, и я этого никогда не делаю. Я просто желаю каждому не доводить своё здоровье до плачевного состояния, не взращивайте в себе хронические заболевания, изучайте продукты пчеловодства, употребляйте их и — будьте здоровы! Антон Сенюта

Комментарии к статье О чём жужжат пчёлы

    Добавить комментарий

^ Наверх