Мастеру булочных дел скоро девяносто!
30.09.2011 Без рубрики комментарии (0) просмотры 965

Когда я собиралась в гости к Анастасии Никитичне Шальпиной, знала, что меня ждёт знакомство с очень добрым и неординарным человеком. У кого бы я про неё ни спросила, все говорили только хорошее: честная, трудолюбивая, целеустремлённая и очень порядочная. О ком же ещё рассказать на страницах районной газеты, как не об этой удивительной гдовичке, 42 года проработавшей на хлебозаводе! Дверь мне открыла маленькая, хрупкая женщина с удивительно ясными голубыми глазами. Она опиралась на свою верную помощницу — палочку и немного прихрамывала, но на лице сияла улыбка и о болезнях Анна Никитична говорить не собиралась. Мы удобно расположились на диване и с головой окунулись в воспоминания... Родилась Анастасия Никитична 1 ноября 1921 года в одной из гдовских деревень — Лодыгином Дворе. Было у неё два старших брата. Чтобы прокормить семью, переехали на хутор и вели большое хозяйство. Отец с мамой трудились так, что Анастасии Никитичне и сейчас не вспомнить, спал ли отец когда- нибудь. Но когда Насте исполнилось восемь лет, отец умер. Это был 1929 год, вовсю организовывались колхозы, мама пошла туда работать. Позже, отслужив почти четыре года в армии, кузнецом в этом колхозе работал и старший брат. Он в семье самый учёный был — успел семилетку окончить. А вот Насте такого счастья не досталось. У неё образование только два класса. Когда семья осталась без хозяина- кормильца, в школу, которая находилась в пяти километрах от дома, не в чем было ходить. В папиных сапогах, которые приходилось ей носить, и стыдно было, да и не натопаешь много. Зато работать было можно... С восьми до четырнадцати лет она с мальчишками ходила в поле пасти колхозных коров. Потом знакомые забрали в город и она стала няней для их ребёнка. А в пятнадцать приняли Настю ученицей на гдовский хлебозавод (он тогда располагался на на том месте, где сегодня муниципальная аптека). —Делать- то мне ничего тяжёлого первое время не поручали. Так, принести чего, листы почистить, смазать, — рассказывает Анна Никитична. — Но у меня очень хороший мастер был. У него на то время опыта уже двадцать пять лет было. Строгий, требовательный. А мне это нравилось — когда дисциплина хорошая, то и дела лучше делаются. А когда мастера на другую должность назначили, он трудолюбивую ученицу на своё место рекомендовал. Стала Анастасия мастером булочного цеха. А потом была война... — Первые дни войны мы работали, — вспоминает моя собеседница, крепко сжав на коленях натруженные руки. — А однажды к заводу подходим, а нас в машину — и на переезд. Ничего не объяснили, мы там весь день проторчали, понять не могли, чего ждём. Оказывается, это эвакуация так началась. Кое- кто с вещами был, а нас с Ниной Николаевой никто не предупредил. Хорошо, подручная с завода успела документы наши прихватить... Заводские нас, видно, искали и прислали к переезду дрезину. Помню, привезли на станцию, а эшелон уже отходил, и мы прямо на ходу в него запрыгивали. Маме с братьями так и сообщила. Они на оккупированной территории остались... Эвакуировали в Горьковскую область. Сначала Настя в деревне какой- то жила, потом в городе на фабрике «Красная звезда» шила маскировочные сетки. А затем взяли на местную пекарню. Там она до самой Победы пекла хлеб. После войны уговаривали остаться. Говорили, что нет смысла возвращаться в разрушенные родные места. Но Настя к тому времени уже поддерживала связь с родными. Знала, что мама с братьями живы, ждут её домой. И она вернулась... Когда увидела Гдов, ужаснулась. Казалось, что любимого города просто нет: сожжённые дома, срубленные деревья, взорванные церкви, разрушенный хлебозавод... Но руки тогда никто не опускал. Стали налаживать жизнь. В полуразрушенном здании, которое находилось на месте нынешней почты, смонтировали кое- какое оборудование и запустили пекарню. Опыт Анастасии пригодился. Работали тремя бригадами по три человека. Всё приходилось успевать: воду носить, дрова колоть, печи топить, тесто месить, за качеством строго следить. Но уже тогда в характере молоденькой работницы крепко прижились целеустремлённость и ответственность. Всегда говорила себе: «Взялся за гуж — отвечай!» В 1958 году запустили новый хлебозавод, тот, где по сей день гдовичей дразнит непередаваемый аромат свежего хлеба. Анастасия Никитична проработала там до самой пенсии. А потом и ещё пару лет. Только болезнь заставила её оставить любимую работу. —Я очень любила работать с молодыми, — улыбнулась моя собеседница. — Ругать их неправильно, и неверно говорить, что молодёжь стала плохая. Она такая, какой её учим быть мы сами! Только от нас, опытных наставников, зависит их работоспособность, верность профессии, преданность Родине. Примером надо быть для молодёжи. Поэтому, прежде чем осуждать кого, на себя надо посмотреть. Я ребят учила строго, как и меня в своё время учили. Но зато точно знаю, что из них очень хорошие люди вышли. За многолетний и безупречный труд Анастасия Шальпина не раз была отмечена почётными грамотами. Коллеги помнят эту неутомимую труженицу. Поздравляют с праздниками, помогают в трудную минуту. Когда Анастасия Никитична стала об этом говорить, то на глаза её навернулись слёзы благодарности. Подробностей она не рассказала, но очень просила поблагодарить за добрые сердца бывших работниц хлебозавода — директора Елену Владимировну Ховзунову и заведующую производством Ларису Гитезатовну Михайлову... Отдав 42 года нелёгкой работе, Анастасия Никитична Шальпина одна вырастила дочь и сына. Муж, пройдя всю войну, умер в 1953 году, так и не насладившись мирной жизнью. Хоть и живёт пенсионерка одна, одинокой себя никогда не чувствует. Частенько заглядывают соседи, заходят в гости знакомые, по необходимости наведываются и врач, и медсестра. Часто навещают маму дети. А ещё приезжают двое внуков и трое правнуков! Моя героиня очень любит жизнь. Каждый день выходит на балкон: наслаждается солнцем, любуется чистым небом и детворой, играющей на детской площадке. Очень радуется, что ребятишек за последних пару лет стало намного больше, чем в 2000 году, когда она переехала в эту квартиру на пятом этаже. А если здоровье подводит, то Анастасия Никитична подбадривает себя словами: «Не горюй, Настя, держаться надо!» И снова хлопочет по хозяйству. А как новости начинаются, садится к телевизору и всё внимательно слушает, интересуется происходящим, сравнивает, анализирует. Любит программу «К барьеру», когда аппоненты об исторических событиях спорят. Частенько ей хочется поправить некоторых современных историков, изучающих события начала и середины прошлого столетия только по документам. И она имеет на это полное право, кому как не ей, девяносто лет прожившей на русской земле, лучше знать, как оно было... О. Галахова

Комментарии к статье Мастеру булочных дел скоро девяносто!

    Добавить комментарий

^ Наверх