Свет в окошке
26.07.2013 Без рубрики комментарии (0) просмотры 1345

Свет в окошке. Так говорят о светлых, добрых, отзывчивых людях. Антонина Ивановна Голубева, о которой накануне её 85-летнего юбилея я хочу рассказать, относится к редкому их числу. Слушать её рассказы — одно удовольствие. Речь у неё замечательная: яркая, образная, с юмором, даже тогда, когда говорит о тяжёлых сторонах жизни. Родилась она в деревне Зачеренье бывшего Полновского района. Теперь её уж нет на карте, как и многих других, бесследно исчезнувших с карты Гдовщины. Жизнь моей героини крепко связана с деревней Щепец, куда перед войной с семьёй переехал работать кузнецом её отец. Жили поначалу в барском доме, огромном в сто с лишним комнат. Здесь же встретили и войну. Отца на фронт не взяли из-за инвалидности. Горя хватили с лихвой. Щепец, всем известно, партизанский край. Немцы в леса и болота углубляться боялись. Лютовали в деревне. Видела Антонина и казни. —Расстреляли семью Агаповых за связь с партизанами, — рассказывает Антонина Ивановна. — На моих глазах повесили Семёна Зайцева. Помню его последние слова: не бойтесь врагов, в гдовской чайной мы ещё чай будем пить, пироги с грибами есть, победа…, и ему закрыли рот шапкой. Согнали нас на расстрел цыганских семей. Сколько ребятишек там было! Никого не пощадили. Жутко. А помочь ничем не могли. И сейчас вспоминаю, плачу. Потом был концлагерь в Эстонии, на острове Эзель, в Балтийском море. Шестнадцатилетняя девушка работала на лесоповале, пилораме. Потом узниц «разобрали» хозяева по своим хуторам. В 44-м Эстония была освобождена от немцев. На пароходе девушек привезли в Таллин. Работала в воинской части. Здесь встретила Победу. Домой вернулась только в середине лета. — Деревня была сожжена. Жили в шалашах, окопах, — вспоминает моя собеседница. — А мне задание дали ехать в Восточную Пруссию за скотом. Собирать не пришлось, он уже был в воинских частях. Своим ходом шли. Вышли в мае, а в Дедовичи добрались только в октябре. Считай, полгода в дороге с коровами провела. Доили, выпасали, кормили, пригнали в целости и сохранности. Сразу без передышки на работу в колхоз. — С одного лесоповала на другой попала, — продолжает Антонина Ивановна.— План мне дали — заготовить 200 кубов леса. Какие там силы были? Мне ещё восемнадцати не стукнуло, а спрос был как со взрослых. Однажды с подружкой опоздали на работу на 20 минут. Так нас в народный суд вызвали. Шли песни пели и радовались, что нас в тюрьму посадят, в колхозе работать не надо будет. Судья Завьялов дал 4 месяца принудительных работ — 20 процентов из зарплаты. Мы горько заплакали. Судья спрашивает, чего вы, девчонки, плачете? А мы со слезами отвечаем, лучше в тюрьму, чем в колхоз. В положенный срок отнесла в Гдов 1,8 кг зерна. Это 20 процентов от того, что я заработала за 4 месяца... Антонина Ивановна повеселела, посмеялась этому курьёзу и вспомнила другой случай, как замуж выходила. —Мой будущий муж Олег Константинович вернулся с войны. Родители его из Москвы. Приехали в наши края к родственникам перед войной. Здесь она их и застигла. Отец погиб на фронте. Так они и остались здесь жить. Пришёл он к моим родителям свататься. А отец говорит: «Как же ты её возьмёшь. Она ведь должница перед государством. 300 рублей налога за бездетность набежало. Уже имущество описано». Тогда Олег сдал пушнину, а он был заядлый охотник, и заплатил за меня налог. Вот так муж меня выкупил. В колхозе он мало работал. С войны инвалидность была. У меня маленький ребёнок. Председатель говорит: ты думала, когда рожала? Огород отобрали. Переехали в Чернёво. Олега перевели начальником пристани. Выделили нам участок и 20 кубометров леса на строительство дома. В Чернёве Антонина Ивановна работала заведующей пекарней. На всю округу хлеб пекли. Тяжёлый был труд. Тесто месили вручную, печи топили дровами. Потом в Гдове открыли хлебозавод. Нужда в маленькой пекарне отпала, и в этом здании райпо открыло промтоварный магазин, где она отработала более 30 лет, до самой пенсии. Вырастила замечательную дочь, умную, образованную. В Щепце, милой сердцу Антонине Ивановне деревне, Людмила с мужем Андреем Васильевичем построили прекрасный дом, практически на том месте, где когда-то стояла изба родителей. Облагородили территорию, заросшую бурьяном. Теперь всех приезжающих сюда встречает усадьба в стиле пушкинских времён: с липовыми аллеями, беседками, мостками... Это они восстанавливают церковь в Крапивно. Оказывают спонсорскую помощь Чернёвской школе, в которой Людмила училась, ремонтируют дороги, восстанавливают мосты да ещё много других добрых дел от них исходит. Правда, об этом они много говорить не любят. Антонину Ивановну любят все. Внуки, уже взрослые парни — Иван и Кирилл. Правнучка — Анюта. Но, пожалуй, большей, светлой и всеобъемлющей любви на свете, как у бабушки к своим детям и внукам, во всём свете не сыщешь. Да и не только к ним. К своим односельчанам, знакомым, друзьям. Есть люди, которым радостно отдавать тепло другим. Они — свет в окошке. Вот Бог их и одаривает долголетием. 85 лет нашей юбилярше. Возраст немалый, но запас доброты, нежности, любви не иссякает. Он как живительный родник питает всех окружающих и возвращается к ней сторицей. Многая лета Вам, дорогая Антонина Ивановна. Валентина Никитина

Комментарии к статье Свет в окошке

    Добавить комментарий

^ Наверх