Здравствуй, племя молодое!..
27.04.2013 Без рубрики комментарии (0) просмотры 915

Столько кругом беспредела, несправедливости, что, кажется, уж ничто не может задеть душу. Ко всему начинаешь привыкать. И всё же вот прочла статью Сергея Каширина под названием «Наивность, слепота или чего изволите-с?» («ГЗ» от 05.03. 2013 г.), и всё во мне перевернулось, всколыхнуло душу. Давно я хотела достучаться, поговорить по душам с теми молодыми людьми, которым ещё не всё, как говорят в молодёжной среде, «до фени». И которые этот крик души С. Каширина прочли до конца и равнодушными не остались. Которым есть что сказать в ответ. Мне очень интересно, что вы, молодые, думаете по этому поводу. А, может, и вам будет интересно, что думаю об этом я, другие люди, которым не всё равно, что будет с нами, с нашей Россией-Матушкой, Земелюшкой, на которой мы живём. Так давайте об этом поговорим на страницах нашей «Гдовской зари». Начну с себя, ибо моя судьба — это в какой-то степени судьба моей страны с середины 50-х годов 20 века. Так сказать, привет тебе, век двадцать первый, от века двадцатого! Мне 61 год. Все мои лучшие, молодые годы, и всё то лучшее, чем я жила, осталось там, в 60-70-х годах. Сейчас совсем другое время. Другие нравы. Другие ценности. Остались воспоминания о той милой моему сердцу жизни, о той стране, которой «не загрезишь и во сне». И о которой вы, некоторые молодые, отзываетесь с пренебрежением, но так мало знаете. Кто-то из древних мудрецов сказал: «Горе тому народу, который не помнит и не знает своего прошлого». Вот, может, и история моей жизни заставит кого-то призадуматься, поможет кому-то, несмотря ни на какие жизненные обстоятельства, жить достойно, самодостаточно, счастливо. Родилась я в 1952 году в столице солнечного Узбекистана городе Ташкенте. Тогда это тоже была Россия. Первые мои детские воспоминания — двор, окружённый со всех сторон глиняными одноэтажными постройками. Через двор течёт ручей. По-узбекски — арык. В каждом доме живёт семья. Две узбекские, и одна — мы, русские. Посреди двора что-то вроде печки, на которой стоит котёл, в котором узбечка варит плов. Тут же рядом бегаем мы — и русские, и узбекские дети. Цветёт урюк. Нам весело. А тут ещё готов плов. Узбечка нас зовёт. И всем без разбору — русский, узбек, свой, чужой — насыпает этого горячего плова прямо в подолы платьишек и рубашонок. Хоть и попало мне от матери за испорченное платье, но вкус этого плова я помню до сих пор, как и то, что жили мы все дружно. Не было такого, чтобы соседи между собой ругались, что-то делили, друг другу завидовали. И совсем неважно было, какой мы веры и национальности. Когда мы переехали из Ташкента жить в Россию, на Брянщину, мать долго жалела о том времени. А потом я училась в Унечской средней трудовой школе. Как мне повезло с ней! Школа была у нас особенная. Всему головой был старенький-старенький директор Василий Васильевич Беляев. Ко всем, даже самым маленьким ученикам он обращался на Вы. Никогда не разговаривал на повышенных тонах.

Праздность — мать порока Школа числилась городской, но расположена была на окраине города, и учились в ней и городские, и деревенские дети. При ней был большой участок земли с хорошим садом. Много выращивали на участке всяких овощей для школьной столовой. И так называемая практика, а попросту работа на пришкольном участке, продолжалась поочередно два раза в неделю весь июнь и июль, начиная с третьего класса. И только в августе мы были на каникулах. А ещё были в школе столярно-токарный цех для мальчиков и швейная мастерская для девочек. Девочки ещё занимались домоводством. Нас на занятиях учили готовить, делать выкройки, шить. Начиная с девятого класса, нам привозили с фабрики уже выкроенные заготовки распашонок, ползунков, пелёнок, которые мы шили. Затем их снова увозили на фабрику. И как же нас распирало от гордости, когда мы эти распашонки и ползунки видели в продаже в магазине. За эту работу фабрика платила школе деньги. Сентябрь работали на уборке овощей, картофеля в пригородном подшефном совхозе и на пришкольном участке. В 10 классе раз в неделю все вместе — и ребята, и девчонки — трудились на радиозаводе на станках. Было интересно делать простейшие операции своими руками. Нескучно и не в тягость было и заниматься уборкой овощей. Классами соревновались, кто больше сделает. В перерыве нам привозили с фермы молоко. А ещё хлеб. И это было очень вкусно. На заработанные деньги ездили в Москву на экскурсии. Тогда я впервые побывала на Красной площади, в Мавзолее, Третьяковской галерее, цирке. В школе был свой радиоузел, и на большой перемене мы слушали школьные новости и хорошие песни. «То берёзка, то рябина, куст ракиты над рекой…», «У дороги чибис…», «…14 лет ему было, и нёс он дорожный мешок. А в нём полотенце и мыло да белый зубной порошок…». Эти песни запомнились на всю жизнь. Любовь к классической музыке началась тогда же, со школы. А ещё был вокально-инструментальный ансамбль, школьный хор, в котором я любила петь. Читала как-то в газете, что некоторые гдовские родители запрещают детям работать на уборке овощей, и диву даюсь. А в своём ли они уме? Вспоминаю, что неоднократно повторяли нам наши учителя, родители. Старались, чтобы мы запомнили как таблицу умножения на всю жизнь, что праздность — мать всех пороков. Учились мы не пять дней в неделю, а шесть. Выходной только в воскресенье, как и у родителей. Как ни покажется странным, но времени хватало на всё. Я очень любила учиться. Каждый класс, начиная с пятого, поочерёдно выпускал школьную стенгазету. А ещё были диспуты. О чём только ни спорили! О дружбе, любви, поэзии. Особенно запомнился один из таких диспутов с участием Евгения Евтушенко. Да и сами мы в то время писали стихи. А как принимали нас в пионеры! Это было до такой степени торжественно, значимо, что запомнилось на всю жизнь, как и день полёта Гагарина в космос. Была огромная гордость за страну, за великие достижения нашего народа в мире. Не оттуда ли, со школы, в нас накрепко вживили ростки патриотизма, любви к нашей Родине. Школа и родители научили меня трудолюбию. И как в жизни потом мне всё пригодилось. Были у нас и хулиганистые ребята. Но я что-то не помню, чтобы девчонки наши курили, пили, развратничали. Вспоминаю мудрую учительницу литературы и русского языка Нину Петровну Бабак, которая при изучении великих русских классиков находила время поговорить с нами о Любви, как о великом и светлом чувстве. Об ответственности и заботе о том человеке, которого ты любишь. Может быть, именно благодаря такому воспитанию среди нас, повзрослевших, закончивших школу молодых людей, почти не встречалось такого распространенного нынче явления, как сожительство или «пробный брак». Тогда я что-то никогда не слышала, чтобы «мать» своего новорождённого сына живьём закопала в землю. Как и не было тогда столько брошенных, как теперь, детей. Хотя в то время материальное положение семей было отнюдь не на высоком уровне.

Вседозволенность Скорее всего, беды нашего времени в невнимании к нашим детям. Вседозволенность, безнаказанность. Появились в доступном количестве сначала калькуляторы, а потом и компьютеры, Интернет. Так называемые социальные сети. А вместе с ними пришли и большие беды. Некоторые дети без калькулятора уже не могут сложить 14+17, не знают таблицу умножения. Не умеют логически мыслить, да и просто излагать свои мысли, хорошо говорить по-русски. А недавно по радио России я и вовсе услышала дикие вещи. Оказывается, 30 процентов учеников девятого класса, то есть каждый третий, в 2012 году не смогли определить, сколько времени поезд был в пути, если он вышел из пункта А в 18 часов, а прибыл на конечную станцию в 4 часа утра. Задача для учеников начальной школы. Где же им уметь решать такие задачи, знать таблицу умножения, если часами они просиживают у компьютера, играя в убийства? Знаю молодых людей, мамочек с детьми и даже пенсионеров, которые так увлекаются компьютерными играми, что играют не только днём, а ночи напролёт. Так называемая игромания сейчас довольно распространённое явление. Где уж тут даже нашим деревенским и «коровушку доить, и телёночка поить, чисто в доме убирать, никогда не унывать». Не до того. Им и поесть-то, если есть что, некогда. Нет, я не призываю вернуться к счётам и арифмометру, но я глубоко убеждена, что такие вещи как компьютер и Интернет не должны поглощать всё свободное время детей и школьников. Необходимы и мера, и контроль со стороны родителей. И никто меня не переубедит, что в районе у многих нет возможности накормить детей досыта. Никто не спорит, сейчас непросто найти, где заработать, чтобы было на что детей растить. Но под лежачий камень вода не течёт. Трудно корову держать? Держи козочек, кроликов, кур, поросёнка. Сажайте картошку, выращивайте овощи, идите в лес за черникой, грибами. Хотите, чтобы у вас выросли умные трудолюбивые дети? Так сами не спите до обеда. Их будите пораньше, и пусть помогают в делах даже самые маленькие, как могут. Не хотите, чтобы курили, пьянствовали? Так сами не курите, не пейте… Не ведите праздный образ жизни. «Кто хочет работать, ищет возможность, кто не хочет — ищет причину». Истина старая, как мир. Как и то, что «всему начало плуг и борозда». И ещё пора же нам, наконец, понять, что ни мне, ни тебе никто уже ничего не должен. Уже не будет ни доброго барина, ни «манны небесной», не дождётесь. Из любой, даже самой безнадёжной ситуации, пока ты жив, есть выход. Нас у матери было трое детей. Мой отец умер, когда маме было всего 37 лет. Пенсию она на нас получала маленькую. Образование у неё было всего четыре класса. Но она вырастила нас достойными людьми. Очень много работала. Замуж больше не вышла. Воспитывала нас в строгости. У каждого из нас всегда были обязанности по хозяйству, по дому. Но были и праздники. Ах, какие же у нас, благодаря матери, были Пасха, майские, Новый год! Вот Пасха, например. Готовились к ней задолго до светлого праздника. Самым тщательным образом убирали в доме. Всё мыли. Тогда у нас в доме обоев не было. Стены белили мелом, который сами и добывали недалеко в карьере. Делали всякие добавки в побелку, чтобы не так осыпалась сильно. Очень много всего вкусного готовили. А ещё обычно к этому празднику мать шила нам новенькие платьица, покупала новые туфли. Брату тоже всё новое. Мы не ходили в церковь, у нас в городе её не было. Но рядом, в соседнем городе, церковь была. Туда ездила освящать куличи и яйца наша тётя. Привозила и нам. И вот мы, нарядные, отведав праздничных вкусностей, высыпали на улицу. Было особенно хорошо, когда Пасха приходилась на конец апреля. Тогда уж вовсю зеленела трава, распускались листья на деревьях, пели птицы. Наши мамы, тоже похорошевшие, принарядившиеся, собирались у кого-нибудь дома. Женщины пели. Слаженно, хорошо, от души. Присоединялось к ним и мужское население. Да ещё кто-то обязательно приносил гармонь. Вот это было веселье! К сожалению, у меня больше никогда не было таких праздников Пасхи, как в детстве. Да и песни от души, от сердца и по праздникам теперь услышишь редко. В будни и даже в праздники больше разговоров «про жизнь». Что-то нынче не до песен.

Через Интернет запах книг не почувствуешь Слышу много разговоров о том, что «бедные» детишки очень сильно устают. Учиться им тяжело. Программа школьная для них неподъёмная. Становится смешно и грустно одновременно. Наступает лето. Каникулы. Большинство школьников, за редким исключением, не делают ничего. Бездельем маются и деревенские дети, и дети городские — «дачники». Спят до обеда. Слоняются по деревне. Любят ночами сидеть компанией на автобусных остановках с бутылками пива, а то с чем и покрепче. Ведут разговоры «ни о чём». Речь пересыпана любимыми словечками: «как бы», «типа того», «блин»… А то и вовсе отборным матом. Ругаются и девчонки. Как-то разговорилась с такой компанией возраста 13-15 лет. А скажите, говорю им, покорители Интернета, чьи это слова: «Как государство богатеет, И чем живёт, и почему Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет». Призадумались. Тогда двое из них, похоже, самые умные, заспорили. Один говорит: «Это сказал Ленин». Другой говорит: «Это, блин, Маркс». Вначале подумала, что они шутят. Но когда к спору присоединились и остальные и стали говорить, что это стихи, а Ленин и Маркс не поэты, я поняла, что пушкинского Онегина они не читали. Удивились, что это написал Пушкин. Цитата из «Евгения Онегина» им понравилась, но пришли к общему мнению, что Онегин — это скукотища. А про то, что там написано, они из Интернета узнают да ещё и за такие знания пятёрку получат. Конечно, у нас в их возрасте Интернета не было. Да и телевизор в то время был не у всех. Я радио любила слушать. А ещё у нас была Библиотека. Скажешь матери, что надо сочинение писать, и со всех ног бежишь в маленький читальный зал городской библиотеки в старом одноэтажном деревянном здании. С библиотеки начинались мои виртуальные путешествия по всему миру. Своеобразный, ни с чем не сравнимый запах книг на длинных стеллажах. Они распахивали двери в огромный завораживающий мир путешествий, открытий, приключений, знаний. До сих пор люблю читать. Только вот времени катастрофически не хватает. Да и библиотеку, как и клуб, в нашей деревне закрыли. Приезжает «осчастливить» и «просветить» нас, деревенских, «библиомобиль» из Пскова. В первый его приезд к нам, в Ремду, пошла посетить «библиотеку» на колёсах и я. То, что я увидела, меня потрясло, если не сказать шокировало. Часть салона этого «мобиля» приспособлена под Интернет. Другой малюсенький закуток — под выдачу книг. Книжонок в тот день, новеньких, типа брошюр, было штук тридцать. Похоже, собирался этот «библиотечный фонд» по принципу: «На, Боже, что нам негоже». А я-то рассчитывала, что хороших книг будет много и их оставят у нас до следующего приезда. Очень я такой заботой возмутилась, как и некоторые другие читатели. Стоило ли закрывать в деревнях библиотеки, тратить огромные средства на покупку высокопроходимого КамАЗа, его переоборудование, ГСМ, зарплату шофёра, библиотекаря?! Всех этих денег с лихвой хватило бы на содержание наших библиотек и зарплату библиотекарям. Богатейшая страна Россия XXI века не находит крошечных средств на содержание в нашей деревне библиотеки. Вспомним век XX. Только что закончилась Гражданская война. В России разруха, голод. Но уже тогда в каждой деревне возникали «избы-читальни». Интернет, может, и хорошо. Но научит ли он логически мыслить, разовьёт ли у детей воображение, способности к новым открытиям?! В те мои далёкие школьные годы мы не сдавали на выбор всего два экзамена. У нас не было ЕГЭ. Современная этакая «угадайка, интересная игра». В то время мы, выпускники, сдавали экзамены по шести предметам. Писали сочинение, сдавали математику письменно и устно, литературу и русский язык, биологию, химию, иностранный. Может быть, благодаря той, в то время лучшей в мире программе школьного образования, мы в конечном итоге нашли себя и своё место в жизни. Многие из моих одноклассников закончили престижные вузы. Учились все бесплатно. Долгие годы успешно работали инженерами, врачами. Даже есть среди нас и дипломат, и физик-ядерщик. Почти у всех из нас хорошие семьи, выросли хорошие трудолюбивые дети. Ушли безвозвратно в далёкую даль мои юные годы. Потом была пусть и трудная, но для меня счастливая жизнь. Жизнь в гармонии с собой и с природой. Но это уже другая история. Вы же, юные и беззаботные, берегите и цените каждое мгновенье юности. Не растрачивайте себя попусту. Ибо «обойди весь мир, что останется в нём, когда уйдут в прошлое нежность и наивность юности, смотрящей на мир широко раскрытыми изумлёнными глазами?» И ещё две цитаты. На этот раз не из Драйзера, а из Библии. «Господи! Дай мне силы изменить к лучшему то, что я могу изменить. Господи, дай мне терпения на то, что я изменить не в силах. Господи, дай мне мудрость отличить одно от другого». «Имеющий уши да услышит. И придёт день. И будут прославлять недостойных и унижать достойных. И придёт последний день». Это информация к размышлению тем, кто ещё способен думать, анализировать, делать выводы. Вера Нестерова д. Ремда март 2013 года

Комментарии к статье Здравствуй, племя молодое!..

    Добавить комментарий

^ Наверх