Память,сохранённая в письмах с фронта
13.05.2019 Без рубрики комментарии (0) просмотры 60

155774528314Валентина Александровна Авдошова, ныне проживающая в Смуравьёво-2, не помнит своего отца — Александра Васильевича Ефимова. И это вполне понятно: она родилась всего лишь за пять дней до наступления нового 1941 года, а значит — за полгода до начала Великой Отечественной войны.

Александр Ефимов, имевший фронтовой опыт советско-финской войны, в новое испытание порохом и кровью вступил уже опытным бойцом. В 1941-1942 годах он воевал под Ленинградом — на одном из самых главных и кровопролитных направлений фашистского удара в начальный период Великой Отечественной войны.

При обороне города трёх революций смертью храбрых погибли десятки тысяч советских воинов. Среди них был и старшина Александр Ефимов. Когда в семью фронтовика пришла похоронка, а потом и письмо от фронтового друга Александра Ефимова, дочери погибшего воина — маленькой Валеньке не исполнилось и ещё и двух лет.

Валентина Александровна бережно хранит немногочисленные письма и фотографии от отца — то, немногое, что успел оставить в память о себе Александр Васильевич — воин, в 20 лет погибший смертью храбрых при защите Отечества.

При встрече Валентина Александровна в томе областной «Книги Памяти», посвящённом воинам, призванным из Опочецкого района, показала строки, где о её отце написано: Ефимов Александр Васильевич, старшина, р. 1912 г. Опочецкий р-н, Варыгинский с/с д. Шурупово, погиб 4 сентября 1942 г., захоронен в Ленинградской обл., г. Отрадное, братское кладбище.

А потом она передала для прочтения письма- треугольнички от её отца. Я читал фронтовые письма Александра Ефимова, в каждой строчке которых чувствовалась любовь и забота о близких, уверенность в победе над ненавистным врагом, и зримо ощущал дыхание войны, лучше, яснее представлял себе то, о чём думал и переживал человек, не образно, но на самом деле, ежеминутно рискуя жизнью, защищавший страну, своих близких от сильного и беспощадного врага.

Письма с передовой лучше всех пересказов передают настроение воинов, сражающихся с врагом за своих родных. Из писем фронтовика видно, как он беспокоился о том, что ответы на его письма полевая почта доставляла нерегулярно. Конечно, в условиях войны, при проверке написанного сотрудниками военной цензуры, многое (и даже имя с указанием воинской части и её местоположения) упоминанию не подлежало. Но и тогда на самом трудном, начальном этапе войны, уверенность красноармейцев в конечной победе не покидала. Такую правду, как веру в Победу, любовь к Родине, заботу о близких в тылу «изобразить» невозможно! Будь по-иному — сопротивление врагу и героизм наших воинов попросту теряли бы смысл. Люди, сражаясь, мечтали о победе, о мире и счастье… В текстах, ставших документальным отражением той эпохи, мы сохранили орфографию и пунктуацию автора. Так в письме от 19 ноября 1941 года, под грохот фашистских снарядов Александр Ефимов своей молодой жене Анне (точнее — Нюре, как в письмах фронтовик именовал свою супругу) писал:

«Здравствуйте, многоуважаемые и любимые жена Нюра и дочь Валя. Письмо от известного вам… Спешу послать по пламенному привету и с любовью по низкому поклону и желаю всего наилучшего в вашей жизни и успеха в делах ваших, а главное — здоровья. Уведомляю, я жив-здоров, живу по-старому.

Нюрочек, я тебе послал 4 или 5 писем, а от тебя последнее как получил в сентябре, которое у тебя писано в августе числа 14-15 и больше не получал. Нюра, я тебе посылал аттестат и 200 рублей денег, но не знаю, получила ты или нет. Ответа нет никакого. Меня очень интересует, как вы живёте, как здоровье, как Валя растёт, умеет ли ходить или нет В общем, опиши подробно. Нюра, я теперь нахожусь в другом месте, на большой земле, оттуда уехал, а вещи все остались там, я написал Пугачёву туда, чтобы он за ними посмотрел и при первой возможности отправил. Но сейчас возможности таковой нет. Ну, а так всё по-старому. Скоро и очень скоро наступит час расплаты с фашистскими кровопийцами и освобождения во временно оккупированных районах наших отцов, матерей, братьев и сестёр, и наша жизнь возобновится с ещё более сильным подъёмом, счастьем и весельем. За тем и до свидания. Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю, и жду скорого ответа. Крепко целую тебя, Валю. Любящий вас…. Мой адрес: Действующая Красная Армия, пол. почта, станция №995/268, 1-я с/р. Ефимову»

Даже в дни упорных предновогодних боёв под Ленинградом боец выкроил-таки минутку, чтобы написать поздравительную весточку с фронта. На праздничном бланке после праздничного приветствия, набранного типографским способом: «Фронтовой новогодний привет моим родным! Мои родные! Мы, бойцы Красной Армии, решили, что новый 1942-й год будет последним годом для немецкой грабьармии. Смерть немецким оккупантам!» — фронтовик писал:

«Здравствуйте, многоуважаемые и любимые жена Нюра и дочь Валя. С приветом к вам.,.

Поздравляю вас с Новым 1942 годом — новым счастьем и желаю всего наилучшего, а главное — здоровья!

Нюрочек, сегодня я для Нового года получил от тебя письмо и сразу пишу ответ. За твоё письмо я сердечно благодарю тебя, что описываешь подробно о себе и о Валечке, и приучаешь её помнить о папе.

Нюра, ты просишь, чтобы я не забывал вас и писал чаще письма: я так и делаю. Теперь разрешите вас заверить в том, что 1942 год будет годом смерти немецких кровопийцев. Мы, бойцы и командиры, встречая Новый 1942-й год, клянёмся перед Родиной, и заверяем вас, и весь наш советский народ, в том, что будем беспощадны к противнику.

Письмо с фронта, датированное 9 января 1942 года, стало первым в том году, когда оборвалась до обидного короткая жизнь 20-летнего старшины Александра Ефимова. В нём фронтовик писал жене и дочери:

«9-го января 1942 года.

Здравствуйте, многоуважаемые и любимые жена Нюра и дочь Валя. Спешу вам послать по пламенному привету с любовью по низкому поклону и желаю всего наилучшего в вашей жизни и успеха в делах ваших, а главное — здоровья. Нюрочка, в эти дни я обратно от тебя перестал получать письма. На те тебе написал ответ, описал о своих родных, а сегодня решил написать ещё письмо. Мы пока находимся на отдыхе и ждём, когда нам дадут боевую задачу, для того, чтобы пойти с новыми силами на разгром и уничтожение фашистской сволочи, отомстить им полностью за муки и кровь нашего советского народа. Нюрочек, я тебе писал, что писем я не получал от родных 6 месяцев, и получил лишь 2-го января. Они, оказывается, эвакуировались оттуда в начале июля, а сейчас находятся в Калининской обл. Рамешковский р-н Тутевский с/с, дер. Тутево. Работают в колхозе, пишут: всё хорошо. Только плохо, что не имели возможности захватить с собою зимней одежды. В общем, так, как и ты. Женя с Серёгой где-то в другом районе. А дедушка остался дома, и судьба его никому неизвестна. От твоих родных, как ты уехала, я ничего не получал, и где они — не знаю. Нюрочек, а я пока живу хорошо и ожидаю нашей горячей встречи с тобою и Валечкой. Вот и всё описал. За сим и до свидания. Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю. И жду скорого ответа. Любящий вас… Нюрочек, фотокарточку я прислать не могу, потому что негде сфотографироваться. Мой адрес: полевая почта №31/270. 1 с/р. Ефимову.»

Валентина Александровна бережно хранит в своём семейном архиве даже фрагменты писем — разрозненные листки, уже почти истлевшие от неумолимого времени. А последним прижизненным посланием старшины Ефимова стало его письмо жене и дочке от 12 апреля 1942 года. Несмотря на успокаивающие фразы, ведь письма проверялись военными цензорами, да и сами бойцы в массе своей не хотели тревожить домочадцев рассказами и предчувствиями близости смерти на фронте, обжигающее дыхание постоянных близких боёв, не на жизнь, но насмерть, присутствует и в этих строках:

«Здравствуйте, многоуважаемые и любимые жена Нюра и дочь Валя. Письмо от известного вам… Спешу послать вам по пламенному привету с любовью по низкому поклону и желаю всего наилучшего в вашей жизни и успеха в делах ваших, а главное — здоровья.

Нюра, почему-то в это время я стал очень редко получать письма от тебя и родных. Или письма не доходят, или же вы ленитесь писать? И я решил, не дождавшись письма от вас, написать вам. Нюрочек, мои дела пока все по-старому, живём в мирных условиях, занимаемся, подготавливаемся, чтобы с новыми силами обрушиться на фашистских бандитов, проучить их, чтобы ни один не ушёл живым с Советской территории. Да, Нюра, час расплаты с каждым днём, с каждым часом приближается. Отомстим за вас, за слёзы, за муки, за страдания и кровь наших людей, невинных граждан Советского Союза. Нюра, ваша задача — укреплять тыл и помогать фронту для быстрейшего уничтожения гитлеровских двуногих зверей. Вот, что мог, всё описал. За сим и до свидания. Остаюсь жив и здоров, чего и вам желаю. Крепко-крепко целую вас с Валечкой. Любящий вас… И жду скорого ответа. Передай привет своей подруге Ольге Андреевне.»

Фронтовых писем с более поздней датой от Александра Ефимова в архиве его дочери Валентины Александровны нет.

А в начале осени 1942 года в адрес Анны Васильевны Ефимовой пришло скорбное известие о геройской смерти её мужа, 20-летнего командира взвода, старшины Александр Ефимова... Так в письмах с фронта раскрывается судьба целого поколения — молодых людей, родившихся в начале 20-х годов прошлого века.

Жизнь, борьба и даже смерть таких людей в бою не может быть забыта нами, их потомками. В отличие от войн более раннего времени, от воинов Великой Отечественной войны у их живущих потомков остались письма, фотографии, кадры кинохроники, аудио и видеозаписи встреч с ветеранами войны. Всё это мы должны беречь, как святыню, документальный базис нашей исторической памяти. Чтобы не исчезла память о войне, и не было бы искуса у наших идеологических противников пересмотреть её итоги, надо не миндальничая, давать решительный отпор всем ревизионистам истории. Ведь наши предки, в лице Александра Ефимова, все геройски воевавшие на той войне, сражались с фашизмом не на жизнь, а на смерть. Согласиться на исторический компромисс, «разрешить» представителям разных стран и партий выбирать по их усмотрению себе героев, включая «лесных братьев», бандеровцев, «усташей» и прочих идеологических представителей наследников недобитых фашистов, значит предать память наших предков-фронтовиков, отдавших свои жизни ради Победы в борьбе с ненавистным врагом, который в своём стремлении к мировому господству не щадил ни женщин, ни стариков, ни детей.

Мы, россияне, и другие народы — заплатили очень дорогую цену за мир, чтобы снисходительно смотреть за тем, как сейчас в разных странах поднимает голову нацизм и неофашизм, и всё активнее предпринимаются попытки переписать итоги II Мировой и Великой Отечественной войн, закончившихся безоговорочной капитуляцией фашистской Германии и милитаристской Японии.

Побеждённое зло должно вечно и всегда стоять перед Победителем в лице нашего народа на коленях, без шансов на новое господство над Миром.

Игорь Сычев

Комментарии к статье Память,сохранённая в письмах с фронта

    Добавить комментарий

^ Наверх