Дети войны Живут и помнят
08.02.2018 Без рубрики комментарии (0) просмотры 458

15181166987Как хорошо, что Почётный гражданин Гдова Пётр Андреевич Лунёв оставил нам в наследство исторический очерк «Сказание о Земле Гдовской». Этот человек, которого мы называли живой экономической энциклопедией, скрупулёзно проанализировал множество документов и воспоминаний о том, как Гдовский район 930 дней и ночей был под гнётом фашистской оккупации в годы Великой Отечественной войны. Он собрал в одной книге все известные ему скорбные цифры и факты. Не говоря уже о Гдове, стёртом с лица земли с его школами, педагогическим училищем, техникумом механизации сельского хозяйства, ремесленным училищем, Домами культуры, восемью библиотеками, собором ХVI века и Афанасьевской церковью, хлебозаводом, четырьмя электростанциями, рестораном, почтой, телеграфом, Домом крестьянина, больницей, железнодорожной станцией. «По району было разграблено и сожжено 200 деревень». «Осталось без крова 4750 семей…Убито и сожжено более 600 советских патриотов, расстреляно 364 человека, повешено и замучено 220 человек, вывезено в Германию около 2000 человек»...15181166998

Но даже Пётр Андреевич с его обширными познаниями и стремлением узнать всё об истории нашего района в теперешних его границах, не смог собрать полных данных. «В ущерб, нанесённый району войной, не включены потери Полновского района, он был в те годы самостоятельной административно-территориальной единицей, и акта о причинённом ущербе найти не удалось... Самолвовский сельсовет входил в состав Серёдкинского района, Боровенский и Васильевский — в состав Лядского района, и сведений о зверствах фашистов и ущербе, нанесённом на данных территориях, у меня нет», — пишет в историческом очерке П.А. Лунёв.

К сожалению, нет у автора очерка и цифр, сколько детей и подростков стали невольными участниками трагических событий. Тогда, после оккупации, оплакивали погибших, ликовали от Победы и радовались тому, что детишки, слава Богу, остались живы. А сегодня дети войны уже пожилые люди, можно сказать, почти единственные живые свидетели того страшного времени.

Как ни старалась, я не смогла узнать, сколько же детей войны живёт сегодня в нашем найоне. Председатель местного отделения «Дети войны» от партии «Справедливая Россия» Ольга Фадеева, начавшая 10 лет назад создавать списки, называет число в 300 с лишним человек, записавшихся в общественную организацию «Дети войны». За это время многие из них ушли из жизни, некоторые занесли себя в подобный список районного отделения партии КПРФ. А очень многие так и не вошли в эту общественную организацию — дело-то добровольное, и никаких льгот это печальное «звание» им не даёт — официального статуса дети войны, фактически лишённые детства, до сих пор не имеют. Но они живут среди нас и очень многое знают и помнят. И нельзя, чтобы эти люди унесли с собой в небытие свои печальные воспоминания, не поделившись с нами.

В канун очередной годовщины освобождения Гдовщины от немецко-фашистской оккупации я встретилась с некоторыми из детей войны. Их рассказы о военном времени — живая история нашего района.

Семеро по лавка

Проходя по гдовским улицам, Валентина Александровна Кириллова часто слушает душу города. Не сегодняшнего, а послевоенного, разрушенного и возрождавшегося к жизни. Вот здесь, на Спортивной улице, где сейчас аккуратный домик с двумя вырезными аистами, было пепелище их семейного дома. А во дворе лесхоза, на месте конюшни, стоял сарайчик, в котором семья ютилась в оккупацию. А по этой дороге они пытались уехать от начавшейся войны. Отец работал на машинно-тракторной станции, и коллектив МТС эвакуировал технику в сторону Ленинграда. На ней ехали и семьи: жены с детишками, старики… Путешествие оказалось неудачным: враг надвигался стремительно и перекрывал все пути. Мужчины с техникой остались в Осьмино, а семьи отправились в обратный путь. Ей, маленькой Валечке, было два с половиной года, а её мама ждала рождения очередного дитя… Чего стоило им тогда это пешее возвращение домой?!. Позднее к ним вернулся отец.

Что может помнить малолетний ребёнок? Рассказы родителей и проблески самых ярких, острых, трагических событий. Отец Валентины, Александр Александрович, в Великую Отечественную оказался в оккупации. «Боялись, прятались, работали по приказу… Мама молола семена лебеды вместо муки на лепёшки, мы ели траву и всё, что было мало-мальски съедобным. Есть хотелось всегда. После войны, весной, я очень хорошо это помню, отец пахал на тракторе поле, а меня взял с собой, чтобы я искала в земле мороженую картошку. Ведро мне было не поднять, его поднимал папа. Зато вечером мама сварила эту картошку, было очень вкусно!»

После освобождения Гдова от оккупации мама работала дворником, подметала улицы города, чистила от снега, была уборщицей в типографии. Папа опять стал работать в МТС. А мы, ребятишки, ели всякую траву, бегали за грибами, пасли колхозных овец, с ночи занимали очередь за хлебом. У нас семья-то большая была — только нас, детей, семеро. Я самая старшая, потом Толик, Нина, Люда, двойняшки Галя с Сашей, Таня. И ещё бабушка — папина мама с нами жила, — вспоминает Валентина Александровна.

Она с любовью отзывается о своей первой учительнице Антонине Андреевне Семёновой. «На её уроки математики бегом в школу бежала. А вот стихи учить не любила». Помнит, как мама, собирая её в первый класс, сшила портфель из старого куска драпа. В школу Валя ходила в неудобных резиновых «московских ботах» большого размера, на каблуках, которые дал кто-то из знакомых.

Молились на Римку

Валентина Ивановна Леонтьева войну встретила в Малых Горбах, сейчас это безлюдная деревня на краешке Добручинской волости.

Хотите верьте, хотите нет, но я помню, как сидела на крышке гроба, когда папу моего везли хоронить в декабре 1941 года. Гроб, лошадь, дорогу помню, — рассказывает, вытирая слёзы, Валентина Ивановна. — Ведь кроха совсем была — три года! — а помню.

Отец её, Иван Тимофеевич Матвеев, с началом войны ушёл в партизаны. Приходил, как рассказывала мать, ночами. Немцы узнали об этом и караулили его. Однажды, когда партизан спрятался в сарае, немцы протыкали вилами солому, чтобы найти его. Не нашли. Потом всё же задержали. Но по дороге ему удалось сбежать. А в следующий раз, когда он, побоявшись завернуть домой, постучал к соседям, схватили вновь. И повесили на берёзе перед родным домом. Дом сожгли.

Отца похоронили на кладбище в деревне Большие Горбы, — рассказывает Валентина Ивановна. — Позднее перезахоронили в братскую могилу у деревни Верхоляне. Туда же перевезли и останки папиного друга Анатолия Пухова. Они вместе были в партизанах, в одном отряде, только Анатолия немцы убили в сорок втором. Это я уже хорошо помню, как останки, завернутые в ткань, перевозили в братскую могилу. А мы с мамой нашли прядь отцовских волос, завернули в платочек и сделали особую, малую могилку около дома, на берегу речки Крапивенки… На братской могиле я иногда бываю, вот недавно и сестра с моим племянником из Санкт-Петербурга тоже приезжали.

Друзья-партизаны — Иван Тимофеевич Матвеев и Анатолий Васильевич Пухов, вместе не только в братской могиле у Верхолян. Вместе они и в Книге Памяти защитников нашего края.

Из самых памятных событий у Валентины Ивановны ещё бомбёжка деревни. «Самолёт гудел, а бабушка тащила меня с сестрёнкой и ещё двух ребятишек за речку, в кусты бредняка. Мы бежали, падали. Потом нас мама искала, плакала».

Валентина Ивановна помнит, что даже после освобождения от оккупации они ещё какое-то время жили в лесном окопе. И спасительницей для них была корова красной масти Римка, которая зимовала вместе с ними в окопе и тоже пережила войну. На Римку они молились, чтоб коровка не погибла и давала им молоко. А потом дядька-эстонец построил для них избушку. Мама после освобождения была председателем колхоза. В 1947 году у Вали и её сестренки появился отчим — хороший, умный, добрый, но больной мужчина, журналист Леонид Васильевич Озеров, который приучал девчонок не только к труду, но и к музыке, книгам.

«Бомба» в кармане

Супруг Валентины Ивановны — Евгений Иванович Леонтьев, был постарше, он 1938 года рождения. В Гвоздненском сельсовете (сейчас это Полновская волость) конепитомник был гордостью сельских жителей. В нём растили сотни лошадей для артиллерии, кавалеристов Красной Армии. Здесь, на хуторе, и жила семья Леонтьевых. Отец маленького Жени был старшим конюхом. Он был участником Финской войны и удивительно, что Евгений Иванович хоть и смутно, но помнит его возвращение. Он первым увидел отца на дороге, который шёл домой от деревни Затобенье! Помнит его и верхом на коне. А в сорок первом, не дожидаясь повестки, отец Жени поехал в военкомат, а оттуда — на фронт. Женя помнит этот момент. И как семья получила казенное письмо: Иван Иванович Леонтьев пропал без вести. Но чуть позднее пришло письмо другое — от фронтового товарища. Он сообщал, что был свидетелем смерти своего друга. Вражеская пуля попала Ивану прямо в лицо. Сам автор письма был в том бою ранен и попал в госпиталь. Погиб Иван Иванович Леонтьев на Украине, под Харьковом.

Не дожила до Победы и маленькая сестрёнка Евгения Ивановича — Тамара. Она умерла во время оккупации от обычной простуды…

Немцы к нам регулярно приходили, — рассказывает Евгений Иванович. — А у меня из игрушек школьный звонок был, откуда взялся — не знаю. Я носил его с собой. И однажды мы играли с ровесниками, вдруг подходит немец с автоматом. Я спрятал звонок в карман, а он показывает, что, мол, там у тебя? Я молчал, молчал, а потом и говорю: «Бомба!». Это слово немец знал хорошо… Но мне не поверил. А вообще, он не был очень злым. Может, у него у самого дети дома были, а может, просто человеческие чувства победили… Не тронул он меня, зато мама потом сильно ругала.

Рассказывает Евгений Иванович и о том, что рядом с конепитомником был большой густой лес. А там — партизаны. И немцы не только боялись заходить в этот лес, но даже при отступлении, когда уходили из района и сжигали на своём пути все деревни, они конепитомник, Гвоздно и Безьву не тронули…

Сегодня

Пожилые, седые, с целым букетом разных хворей. Такие они сегодня — Валентина Александровна Кириллова, Валентина Ивановна и Евгений Иванович Леонтьевы. Огромный отрезок жизни отделяет их от тех страшных лет оккупации.

Валентина Александровна Кириллова сначала окончила только семилетку — надо было работать. Позднее училась в вечерней школе, а затем в кооперативном техникуме, главной профессией её стала работа продавцом в магазинах местного райпо. Она — Ветеран труда.

Евгений Иванович Леонтьев стал механизатором широкого профиля в своём родном колхозе и за трудовую доблесть даже получил медаль в честь 100-летия Ленина. А Валентина Ивановна молодым специалистом приехала в его деревню работать, и дальше по жизни они уже всегда были вместе. Растили двух дочек, переехали в Гдов, купив домик на соседней улице от семьи Кирилловых. Евгений Иванович много-много лет отработал фрезеровщиком на заводе «Техприбор». А жена его известна гдовичам по многолетней работе в магазине канувшей в лету железнодорожной станции «Гдов». Все они — уважаемые в городе люди.

О многом мы говорили. В Валентине Александровне до сих пор где-то далеко внутри жив страх голода и незащищённости. Они с мужем всегда держали корову, работали в огороде, делали запасы. И даже сейчас, когда в доме достаток и из Пскова часто приезжают заботливый сын с невесткой, женщина работает в меру сил и жалеет всех, кому плохо. У неё живут брошенные кем-то коты, две собаки. На столе всегда молочко собственного производства. По дому бегает козлёнок Мальчик — маловат ещё для хлева. В хлеву поют песни петухи, а куры несут яйца… Валентина Александровна входит в гдовский совет общественной организации «Дети войны» и никогда не пропускает городской февральский митинг в День окончания оккупации.

А Валентина Ивановна и Евгений Иванович по-прежнему вместе и заботятся друг о друге. Они много лет держали корову, в огороде и в саду у них порядок. Дорожки к дому всегда чисто подметены. Одна дочка живёт в Пензе, другая в Гдове. Они — опора и надежда пожилых родителей. 14 февраля Евгению Ивановичу исполнится восемьдесят лет!

Что помогает детям войны жить сегодня? Оптимизм и надежда на то, что никогда их дети и внуки не столкнутся с тем, что сами они перенесли в годы войны.

Татьяна Ерохина

Фото автора.

Комментарии к статье Дети войны Живут и помнят

    Добавить комментарий

^ Наверх