МЕДВЕДИ
01.02.2018 Без рубрики комментарии (0) просмотры 145

15174939882О медведях много написано, но в разных регионах у этих зверей есть особенности поведения, что говорит об их приспособляемости к местным условиям и незаурядному уму. Речь пойдёт о бурых «мишках», населяющих среднюю часть европейской территории России. С древних времён люди охотились на медведей, что предопределило враждебное отношение друг к другу. В средние века, вплоть до первой мировой войны, охота на медведей являлась тренировкой духа и тела князей, царей, воинской элиты. Причём, охотились они только на берлогах, и не с подхода, а загонами. Стрельба с площадок, устроенных на деревьях, считалась крестьянским занятием для охраны посевов овса. В большинстве своём медведи добродушные животные, даже трусливые, но, как и среди людей, попадаются наглые, агрессивные и даже убийцы.

Встреча на ручье

Моя первая встреча с медведем произошла в далёкую охотничью весну рядом с глухариным током. Ток был найден в предшествующем году, и я шёл знакомым маршрутом в нужную точку с прибытием часа за два до темноты. Выбрав место ночёвки, заготавливаю дрова и, сходив на ручей за водой, отправляюсь на ток. Весенний вечер в лесу богат трелями певчих птиц, и я с удовольствием слушаю их концерт. Но моей задачей является определение мест посадок глухарей — таковых удалось засечь несколько, и в предутренней темноте буду знать, куда идти. На небе зажглись звёзды — пора идти на ночёвку. И только теперь я вспомнил, что забыл дома фонарик, правда, выкатившаяся из-за горизонта полная луна подсветила мне дорогу. Уже около самого кострища опрокидываю ногой котелок с водой — приходится вновь идти на ручей. До него не более ста метров, и я черпаю воду прямо в лунной дорожке. В этот момент на противоположном берегу, до которого три шага, тёмный зверь с белым треугольником на груди в прыжке разворачивается и убегает от меня. Утром, уже после глухариной охоты, рассматриваю следы ночного зверя. Это был медведь — он пил воду из ручья, а я его напугал.

Физическая сила

По ноябрьскому чернотропу в поисках кабанов шагаю знакомым маршрутом. Выйдя из ельника на пожни, присаживаюсь на наклонную берёзу, ожидая отставших лаек. Порыв ветра доносит до меня резкий кабаний запах — где же собаки? Они вскоре появляются, но, не добегая до меня, поймав струю воздуха, мчаться галопом против ветра — если я уловил запах кабанов, то лайки и подавно почуяли дурно пахнущих зверей. Минут через пять где-то в километре раздаётся собачий лай. Медлить нельзя — бегу напрямую через пожни. По дороге на одной из полян натыкаюсь на останки лося. Видимо это волчья работа, но одна странность бросается в глаза — череп быка с рогами по восемь суков разломан вдоль. Разбираться некогда и, запомнив место, продолжаю забег. Кабанья охота закончилась уже поздним вечером. К лосиным останкам я отправился через несколько дней, захватив с собой большой топор. При рассматривании следов оказалось, что это работа крупного медведя. Подкараулив жертву, он коротким броском оседлал обречённого лося и, взяв передними лапами за рога, развалил череп вдоль головы. С большим трудом мне удалось отделить рога от искорёженных лобных костей при помощи топора. А медведь сделал это без инструментов, пользуясь одной лишь физической силой.

Случай на рыбалке

Ко мне в гости приехали двое рыболовов. Солидные интеллигентные люди — один постоянно курил трубку, другой не расставался с дорогим фотоаппаратом. В первый день мы на одном из лесных озёр ловили карасей. Когда утренний клёв заканчивался, я заметил какое-то движение среди багульника в низкорослом сосняке. Сделав несколько шагов в ту сторону, вижу, что это куница. Она тоже заметила меня и в испуге забралась на сосну. Подозвав фотографа, показываю ему редкого зверька. Он с удовольствием начал снимать куницу с разных ракурсов, нахваливая получившиеся кадры. На следующий день мы отправились на другое озеро, где водились карпы. Пришли затемно и, не делая лишнего шума, погрузились в рыболовный процесс. Стояла тихая, безветренная погода — был слышен даже шелест крыльев стрекоз, вылетевших с восходом солнца на охоту за комарами. Карповая рыбалка требует тишины, в которой я услышал за спиной в заболоченном смешанном лесу чьи-то шаги. Похоже, это лоси — они там и раньше ходили. К концу рыбалки шум шагов повторился, и я решил посмотреть — кто же это всё-таки? Бесшумно двигаюсь вдоль берега, всматриваясь в чапыжник, и в одном из прогалков вижу торчащую из-за кочки голову медведя. Он в двух десятках шагов от меня, а в глазах его читается вопрос: «А что это вы здесь делаете?». Отступив назад, знаком руки показываю фотографу, что рядом объект для хорошего снимка. Он поднимается, идёт ко мне и губами спрашивает: «Кто это?» Я шёпотом произношу: «Медведь». Фотограф садится на кочку и громко кричит: «Ааа!» Зверь убегает. Этот случай ещё раз подтвердил, что медведи любопытны и трусливы, а некоторые люди при встрече с ними теряют самообладание.

Медведи летают?

Много раз мне приходилось обходить поднятых из берлог медведей, и всякий раз удивляла их способность сокрытия следов при переходе на новое место спячки. Однажды я обходил медведя, плутавшего по моховому болоту, поднятого на лосиной охоте. Он старался выйти на наледи, где даже небольшой ветер может задуть следы. Зверь часто менял направление движения, прыгал с кочки на кочку. Выйдя на остров, он залез на наклоненное дерево и, пройдя по стволу, совершил прыжок в сторону. Затем медведь вышел в чистый мох. и его прямой след на снегу просматривался на сотню метров. Здесь он не ляжет, и я, в нарушении правил обхода, пошёл рядом со следом. Отпечатки лап были чёткие, но неожиданно они кончились. Глазам не верю — что же, медведь улетел? Перехожу на другую сторону следов и иду в обратном направлении. Метров через пятьдесят вижу место приземления косолапого за высокой кочкой. Становится понятно, что он остановился там, где тропа кончилась, и пошёл задом, ступая след в след, а затем сделал прыжок в сторону. В другой раз маршрут обхода проходил по льду широкой реки. Снеговая полоса тянулась вдоль берега шириной пять-шесть метров, далее был голый лёд, а середина реки была вообще незамёрзшей. Завершив круг обхода в первой половине дня, я решил ещё раз пройти этим маршрутом, но отступил от своих следов десяток метров. Вдоль реки шёл уже не руслом, а сушей. Дохожу до крутого берега и вижу по следам, что медведь сделал прыжок с обрыва и, значит, перелетел снеговую полосу, которой я шёл час назад. В дальнейшем оказалось, что этот «лётчик» переплыл незамёрзшую стремнину реки и, выбравшись на другой берег, так запутал следы, что сохранил свою жизнь в целости и сохранности.

Пятое поле

С началом капитализации страны возникли частные охотничьи хозяйства. В состав одного из таких вошло и наше, ещё советское, в котором я работал егерем. Было интересно посмотреть, во что превратится охота в угодьях, куда денежные вложения потекут рекой. На овсяных полях вместо досок на деревьях, появились вышки с крышами, к которым клиентов подвозили прямо на машинах. Вдоль леса были пропаханы и поддерживались контрольно-следовые полосы. После созревания овса, егеря ежедневно обходили поля и записывали характеристики выходивших зверей. В первый год медведи, опьянённые запахом овса, кормились дармовщиной довольно часто, за что самые неосторожные расплачивались жизнью. Но потом ситуация изменилась. В августе, всю рабочую неделю, каждую ночь на четыре поля из пяти, расположенных вокруг центральной базы, выходило по медведю. В субботу приехали четыре высокопоставленных гостя, которых вечером развезли на вышки, естественно, этих самых полей. Не один из медведей не вышел. Проверили пятое поле, а там этой ночью четыре «мишки», забыв о конкуренции, мирно лакомились овсом. Руководство охотхозяйства ломало голову — почему же так произошло? Для меня ответ был очевиден — наученные медведи на днёвке лежали недалеко от полей и слышали, как вечером подъезжают машины и высаживаются охотники. На пятом поле было всё спокойно, и умные звери, заключив между собой временное перемирие, оставили охотников ни с чем.

Перепутал с лосем

Медведи-самцы в нашем регионе встают из берлог, как правило, в конце марта. Зная эту закономерность, я каждый год первого апреля отправлялся в лес с основной задачей — выслеживание волков. Но если находил медвежий след, то отправлялся по нему в пяту (в обратном направлении), с целью определения района залегания и характеристики берлоги. В ту весну отпечатки лап медведя весом центнера на полтора я обнаружил в начале дня и, не раздумывая, пошёл по следам. Ближе к вечеру, прошагав уже больше десятка километров, стало понятно — медведь уходил из района залегания почти прямо, ни на что не отвлекаясь. Но вот по следам на мелиоративной канаве вижу, что он всё же интересовался бобрами, норы которых с вылазами тянулись на несколько десятков метров в редком сосновом лесу с остатками недогрызенного ивняка. Разбираясь в следах, я отошёл от канавы на полсотни метров и понял, что голодный «мишка», не поймав бобра, отправился обратно. В этот момент вижу — по брустверу канавы идёт, не спеша, какой-то крупный зверь. Он меня тоже заметил и мгновенно бросился навстречу. Медведь бежал, не глядя на меня, с низко опущенной головой — видимо, заметив какое-то движение, он мгновенно решил атаковать, зная, что в этом районе, кроме лосей, никого не может быть. Я на всякий случай поднял ружьё и, подпустив зверя метров на десять, громко выругался. Медведь, подняв голову, глянул на меня — глаза его расширились, выражая ужас. Он сел на задницу, но по инерции проехал по снегу ещё метров пять, при этом заслоняя поднятой передней лапой свою голову от направленного ружья. Резко развернулся и бросился убегать в противоположную сторону. Посмотрев на свежие следы, стало понятно, что это был другой медведь центнера на два весом и шёл он по тропе ранее вставшего из берлоги своего собрата. Теперь пришлось разбирать отпечатки лап уже пары косолапых, но, не пройдя и километра, я обнаружил две берлоги на удалении друг от друга около трёхсот метров. Медведи вряд ли догадывались, что зиму провели рядом, просто залегли в берлоги с интервалом времени и, как обычно, под метель.

Ягодная дуэль

Крупную и сладкую бруснику я обнаружил посредине большой сплошной вырубки уже в середине октября. Несмотря на вечернее время, решаю пособирать, сколько успею до темноты, а то свинцовые тучи ночью могут принести снег. В рюкзаке у меня корзина и небольшое пластиковое ведро. Первые три литра переспелой ягоды высыпаю в корзину и поднимаюсь на бугор, чтобы осмотреть всю плантацию брусничника. Друг друга мы увидели одновременно — медведица с двумя пестунами и я. После материнского сигнала «фуххх», медвежата сразу же бросились бежать в сторону леса, а медведица со злыми глазами сделала несколько прыжков в мою сторону. Я был без ружья, но, помня подобные встречи, не глядя в глаза ягодной конкурентке, произнёс несколько нелитературных слов. Медведица остановилась и встала на задние лапы. Я знал, что из такого положения медведи не атакуют, к тому же мама оглянулась на своих медвежат, мелькавших в спасительном лесу. Чтобы закончить дуэль, поднимаю над головой ведро и стучу по нему вынутым ножом. Медведица опускается на все четыре лапы, разворачивается и бежит к своим деткам. На бугре я набрал ещё ведёрко ягод, а остальной брусничник был уже обглодан медведями.

Комментарии к статье МЕДВЕДИ

    Добавить комментарий

^ Наверх