Человек с открытой душой
28.09.2017 Без рубрики комментарии (0) просмотры 242

150661574416Бывая по заданиям редакции в Гдовском интернате для престарелых и инвалидов, всякий раз не перестаю восхищаться многими его обитателями — людьми с интересными судьбами, несмотря ни на какие трудности, и сегодня не потерявшими интереса к жизни…

И проживающие в интернате, и работники этого учреждения с теплотою отзываются о Марии Игнатьевне Максимовой. Вся её долгая жизнь связана с Гдовской землёй.

Общаясь с Марией Игнатьевной, я про себя отметил, что эта женщина с натруженными руками буквально светится добротою и житейской мудростью, что, увы, дано не каждому из нас.

Жизнью я довольна. В интернате за нами ухаживают-обихаживают: живём здесь на всём готовом. А когда помоложе была — жила, как все земляки. После окончания семилетки работала в колхозе имени Захарова — вначале в полеводстве, а потом дояркой. Другие братья-сёстры, а их у меня восемь было, со временем из Гаглово разъехались, но кому-то ведь надо было за мамой ухаживать. Так я в деревне и осталась. Жалею ли я об этом? Пожалуй, нет: у каждого из нас своя судьба, своя жизнь. Я более шестидесяти лет трудового стажа имею. Трудности, конечно же были. Но как же после войны без этого? Ведь страну из руин поднимали и подняли! Труд доярки нелёгок во все времена. На утреннюю дойку приходилось вставать в полчетвёртого, ещё затемно, а на ферме надо было работать, не покладая рук, целый день дотемна. Но она справлялась, да так, что Почётными грамотами за ударный труд можно было бы при желании весь деревенский дом вместо обоев оклеить. Трудовая книжка Марии Игнатьевны при обилии записей о поощрениях за успехи в труде, скупа по части отметок о смене мест работы: она не из породы «летунов», меняющих место работы как перчатки… Что и говорить: в непростое время довелось трудиться героине нашего рассказа. Трижды в день доить немалое стадо вручную, по-старинке — дело привычное, но неимоверно тяжёлое. Однако и переходить от ручной дойки к машинной было очень непросто. От Марии Игнатьевны и её напарниц потребовались иные навыки, новые знания. Приходилось учиться, не отрываясь от работы. С улыбкой Мария Игнатьевна вспоминает о том, что одной из самых памятных наград для неё стал приз в районных соревнованиях по сборке-разборке на время доильного аппарата — в ту пору это чудо техники только начинали внедрять в жизнь. Во время соревнований волновалась, конечно, но с заданием справилась лучше всех: всё-таки и опыт уже был, и привычка всё делать добросовестно помогла. Когда мне вручили приз за победу в том конкурсе, — а это был какой-то длинный предмет в упаковке, — я поначалу подумала, что мне ружьё зачем-то подарили. А оказалось, что это был… зонт. Тогда ещё современных складных зонтов не выпускали, а для меня, прожившей всю жизнь в деревне, и нескладной зонт в ту пору диковинкой считался. Увидев этот зонт, в деревне мне многие подруги по-доброму завидовали… Когда я спросил героиню моего рассказа о том, что же ей помогло справляться со всеми трудностями в её долгой жизни, она улыбнулась: А как можно жить по-другому? С малых лет нас приучали к тому, что надо трудиться. Никто другой за тебя работать не будет. Всяк на своём месте нужен и важен. При всей своей занятости, Мария Игнатьевна в ту пору ещё и в сельском хоре петь успевала, и на посиделках, когда женщины собирались за общей работой, одной из лучших певуний была. Любовь к песне она сохранила до сих пор, стараясь не пропускать ни одного мероприятия, что проводятся в стенах интерната. Три года назад, став новосёлом Гдовского интерната, она довольно легко влилась в коллектив, став здесь своим человеком, который душевностью, доброжелательностью способен помочь тем, кому сейчас приходится по жизни труднее… На примере Марии Игнатьевны легко развеивается расхожий миф о том, что все обитатели подобных интернатов забыты своими родными. К ней нередко приезжает из зарубежной теперь Эстонии младшая сестра Марина. И не бывает в те минуты людей счастливее, чем две сестры. Во фразе: «Маринка приехала!» — из уст Марии Игнатьевны всякий раз ощущается столько радости и любви… Три года назад в день своего 75-летия Мария Игнатьевна со слезами радости прочла праздничное поздравление с юбилеем от младшей сестры… Разве есть вина этих женщин в том, что теперь их судьбы разделили границы? Скорее, это народная беда, пришедшая к нам из-за решений недальновидных политиков… Окружающие отмечают, что Мария Игнатьевна — открытый позитивный человек, способный и радоваться, и огорчаться. Главный смысл её жизни в том, что живёт она и сегодня с ощущением того, что не забыта, не брошена родными людьми. Это так важно и ценно в наше нелёгкое время…

Игорь Сычев

Комментарии к статье Человек с открытой душой

    Добавить комментарий

^ Наверх