Там не бывает случайных людей
25.08.2017 Без рубрики комментарии (0) просмотры 483

15036636302 15036636303 15036636304Прошло две недели. Эмоции улеглись, впечатления отложились в отведённые им ячейки памяти, и я сел писать статью о фестивале историко-патриотической поэзии «Словенское поле-2017».

Каждый раз мы встречаемся в Пскове как одна большая семья. Её несомненный глава — бессменный организатор этого праздника, поэт Андрей Бениаминов. Он центр притяжения на фестивале. Именно к нему идут с вопросами по поводу обеда, проживания, возможности публикации, длительности экскурсий. Не секрет, что многие стихотворцы с трудом приживаются в реальной жизни. Андрею приходится нелегко, но он справляется. Не зря работает в МЧС. В данном случае — вытаскивает поэтические души из житейского болота проветриться на свежем воздухе. А их много. Больше сотни человек приезжают на фестиваль со всех концов России, из ближнего и дальнего зарубежья. Многие с нетерпением ждут последних дней июля на протяжении уже нескольких лет.

Первый день был посвящён экскурсии в Свято-Успенский Псково-Печерский монастырь. Я не поехал, о чём теперь жалею. Ведь помимо возможности вдохнуть благодатного воздуха обители, вечером поэты читали друг другу стихи. А не ради ли этого всё и организуется? В Старом Изборске, в субботу, читать уже можно было только по одному произведению. Иначе действо затянулось бы до утра.

Нескучный садик был, как всегда, уютен, крепость поражала мощью, а открывающийся со стен вид — красотой. Единственное, что не все решились прогуляться до Словенских ключей. Помешал моросивший весь день дождик. Стихи, честно говоря, воспринимаются только на протяжении первого часа чтений. Потом всё сливается в общий фон. Но на то он и фестиваль. Туда едут больше для того, чтобы насладиться атмосферой праздника, убедиться, что поэзия продолжает жить.

Стихи были самыми разными, от классичных по форме и содержанию до почти авангардистских. А в заключение псковские барды порадовали исполнением авторских песен. Я не буду перегружать статью именами и фамилиями, они мало что скажут гдовичам. Но, поверьте, случайные люди на фестиваль не приезжают. Приятно, конечно, занять призовое место в конкурсе, но поэзия всё-таки не спорт, а нечто совсем иное. Тем не менее, в воскресенье, уже в областном центре, в концертном зале музыкального училища им. Римского-Корсакова подводили итоги конкурса.

В плане погоды Псков оказался гостеприимнее. Солнце, моряки на набережной. День ВМФ, всё-таки. И снова стихи. Каждый имел право прочесть со сцены самое заветное. Жаль, что молодёжь, для которой в конкурсе учреждена специальная номинация, не так активна. Но на дипломе псковички Василисы Кравченко написано: «Надежда Словенского поля», а это ли не почётное звание? Было в этом году и ещё одно нововведение. Памяти поэта, автора гимна Пскова Станислава Золотцева, которому в этом году исполнилось бы 70 лет, введена номинация «Там, где к Великой мчится Пскова…». А ещё в конкурсе есть Открытая номинация и «Профи» для членов Союзов писателей. Хотите знать подробности, найдите в интернете группу «Фестиваль Словенское поле». Она есть ВКонтакте и на Фейсбуке. Там много интересного. Глядишь, следующим летом Гдов будет представлен на празднике поэзии не одним человеком.

Андрей Теддер

Андрей Теддер

Корреспондент районной газеты «Гдовская заря». Пишу давно, стихи и прозу. Публиковался в журнале «Север» (2001 год), в Псковском альманахе «Скобари». Был финалистом Костромского открытого конкурса поэзии «Предлог-2012». Номинация на премию «Поэт года»

Словенскому Полю

Привет, фестиваль, трали-вали, Изборск!

Откуда что берётся в чистом поле. Святым холмом на Псковщине — нарост, Назло всем либералам поневоле Влечёт к себе не хуже Хургады Тех, кто испил здесь ключевой воды И причастился древней русской воле.

Пускай он не стал православен и свят,

Но он на том, сакральном, перекрёстке, Где тени богатырские стоят И посейчас, лишь приглядись, извёсткой Уже испачкал краешек души, И тут уже, куда ты ни спеши, А часть тебя останется в Изборске.

Память

Мой город спит под плач метели.

И мнится погребальным плач. Как будто городок отпели Владельцы строящихся дач. Им ни во что цветенье вишен, И огороды ни к чему. Забор тем лучше, чем он выше. Собаки воют на луну За неимением прохожих. Подвымер местный люд, похоже. И только крепость на холме. И только памяти болтанка, Да три гвоздики на броне В бетон вмурованного танка.

Быличка

В бане банник проживал.

Брызгал кипятком. Мыло на обед жевал Вместе с порошком.

Черпал мрак ночной ковшом

Лунными ночами. В мельничном пруду ершом Плавал меж сетями.

Годы незаметно крыли

Землю желтизной. Не было уж больше силы Черпать мрак ночной.

Расплодилась тьма-морока,

Сети поразвесила. И ушёл он раньше срока К лешему на пенсию.

Уношу теперь домой

Мыло с порошком. невозможно мрак ночной Вычерпать ковшом. Присел на табуретку у окна, Взглянул — а там сугробы у калитки. Дорога, как цыганская кибитка, Вдаль тянется, по-прежнему страшна.

Уволокёт за тридевять земель,

Заставит петь, вокзалы окормляя. Подобно сотням незадачливых Емель, Судьбу за нищету благословляя.

Да, я читал, что нищета благословенна,

Что не попасть богатому в «ушко». Но что дороге до моих молений? Давай-ка выпьем, друг, на посошок. Сосновый бор, деревья вполнаката... Эй,фершал, может, есть хотя бы вата, А то кровянит рана, нету сил. Заткни хоть мохом, говорят — целебный... И снова эхо по лесу молебны Из свиста пуль возносит к небесам... Льют облака святую воду, не жалея. Над грязью носится печальный Святый Дух. Избави, Отче, — крестится последний Сержант дивизии. И только этот звук Нарушил тишину — пошла атака, И пал оплот нацистской чертовни. Лежит сержант на бруствере покатом, Раскинув руки, будто полстраны Обняв, и улыбается закату. Такого зноя в наших палестинах Никто не ведал со времён Христа. Ломались прутья ссохшейся малины, Но на верхушке одного прута Проклюнулся листок новорождённый — Предвестник скорых, затяжных дождей. И, вроде бы, таким же раскалённым Нездешним зноем выглядящий день Как будто прошептал: — Я здесь не вьяве, Я лишь мираж израильских пустынь. И вряд ли рядом кто поставить вправе Мой летний день и ваш сентябрьский дым, Когда горят костры из палых листьев И вслед последней выпавшей звезде Летит, ориентируясь на выстрел, Последний караван из лебедей.
Комментарии к статье Там не бывает случайных людей

    Добавить комментарий

^ Наверх